logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
24 Февраля 2014, Понедельник
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

26. Первая любовь
Предыдущая глава повести:

Наступила слякотная промозглая осень. Городок утопал в лужах, голые ветви деревьев уныло качались на ветру, моросили дожди. Лида скучала. Андрей звонил ей почти каждый день, но приехать собирался только на Новый год.

Лида уже обрадовала маму, сообщила ей о своем решении принять предложение Андрея Хрустова и выйти за него замуж.
- Ну и правильно, дочка. Чего одно-то бабий век куковать? Я вон прожила всю жизнь без мужа, а на старости-то лет знаешь какая тоска берет! Одна вот опять сейчас останусь, вы уедете.
Полина Васильевна всплакнула. Лиде стало жаль ее. Но вопрос о переезде матери в Москву она считала преждевременным и обсуждать его пока не хотела.
Пришла Ира.
- У меня классные новости! – заявила она с порога. – Я пошла на факультатив по английскому языку!

Ира с восторгом рассказала о том, что в их школе набирали группу из десяти человек для факультативных занятий английским языком. Все желающие, а таковых набралось человек тридцать, делали входные тесты, и десятерых, самых лучших, приняли в группу. Ира попала одной из первых.
- Заниматься мы будем два раза в неделю в пединституте. Нас будут готовить к вступительным экзаменам в институт! В Москве есть педагогический?
- Ну конечно есть. Ты хочешь стать учителем английского языка? – спросила Лида.
- Да. Всегда мечтала! У меня теперь есть шанс!
Потом Ира призналась, что это она организовала этот набор.
- Вы только не ругайтесь, тогда я вам всю правду расскажу. В прошлое воскресенье я случайно познакомилась с одним человеком. Он эстонец, очень интересный такой, фактурный. Мы с ним вместе в автобусе ехали. Ну вот он мне и сказал, что приехал сюда по направлению, его пригласили в наш пед стажировать выпускников и подготавливать молодое пополнение. Я сразу его в нашу школу завербовала.

Лида слушала дочь, и вся эта история ей не нравилась. Во-первых, знакомство Иры в автобусе с «фактурным» мужчиной, который ей явно понравился, во-вторых, его быстрое согласие на то, чтобы набрать группу в их школе, в-третьих, Ирины сияющие глаза. Лиде уже казалось, что девушка больше рада знакомству с эстонцем, чем факультативным занятиям. Да и само начало разговора «вы только не ругайтесь» говорило о том, что Ира понимала, что тут не все так уж просто и гладко.

Но Лиде не хотелось огорчать Иру. У ее дочери был сейчас такой возраст, когда Лиде были крайне необходимы ее откровенность и честность. Если бранить и отчитывать ее за все, то девочка может замкнуться в себе, ничего не рассказывать и наделать ошибок.
- Все это замечательно, Ирочка, но знакомств в автобусе я не одобряю. Порой мужчины, которые знакомятся с молоденькими девочками на улице или в транспорте, имеют весьма дурные намерения. Будь впредь поосмотрительней.
Полина Васильевна тоже поддержала Лиду.
- Ты, Ирка, еще молодая, а у нас опыт. С мужиками нужно ухо востро держать. А то он налепит тебе языком, а потом не отвяжешься от него, будет по пятам ходить, и пока своего не добьется – не отстанет.
- Бабушка! Это все ясно, как божий день. Эдгар не такой!
Так появился Эдгар. Сначала все шло хорошо и даже прекрасно. Ира увлеченно занималась английским языком, хотя было очень трудно. Тот английский, которому их учили в школе, оказался почти бесполезным и ненужным. Практически все пришлось начинать сначала.

- У Эдгара такое произношение, мама дорогая! Это просто супер. Мы сначала его совсем не понимали! – с восторгом, как всегда, говорила Ира.
- А по-русски-то он говорит? – спрашивала ее Лида.
- Конечно. Ну с акцентом, разумеется. Но без проблем.
Однажды Эдгар позвонил по телефону. Трубку сняла Лида и сразу догадалась, кто звонит.
- Здравствуйте. Будьте любезны, пригласите пожалуйста Ирину к телефону, - проговорил мужчина, и Лида конечно же поняла, что это именно Эдгар.
- Я ее мама. Могу я узнать, зачем вам Ира? – спросила в свою очередь Лида.
В трубке помолчали. Затем мужчина прокашлялся слегка и сказал:
- Мне очень приятно. Я ее педагог. Она затрудняется с переводом и просила меня позвонить для консультации.
Лиде это показалось странным, педагог звонит ученице домой для консультации? Это что-то новенькое.
- А вы всем ученикам звоните для консультации или только Ирине? – спросила Лида строго.
- Конечно всем. Но особенно тем, кто меня об этом просит. Ира просила.
Лида слегка растерялась. Нужно ли проявлять такую бдительность? Но постоянные восторги Иры по поводу своего нового учителя и наставника беспокоили ее.

Перед самым новым годом случилось событие, которое подтвердило то, что опасения Лиды были не напрасны. Приближались новогодние каникулы. Лида была поглощена работой, это самый напряженный период, предновогодняя лихорадка. Заказов было столько, что работали с раннего утра и до позднего вечера. Ира иногда помогала в ателье, но последнее время появлялась там все реже и реже. Загруженная работой Лида не замечала вокруг себя ничего, и лишь однажды вечером Полина Васильевна сказала ей:
- Лидуха, поговори с Ирой. Она ходит, как в воду опущенная. Не ест ничего, глаза заплаканные. Что-то с ней неладное.
Лида заволновалась. Ей не хотелось никаких лишних проблем. Скорей бы расквитаться с заказчиками и заняться собой. Андрей собирался приехать к ним, нужно хорошо подготовиться, закупиться. А Лида так устала!
И все же она пригляделась к Ире. Девочка и правда изменилась. Грустная, неразговорчивая. На вопросы отвечает односложно, часто запирается в своей комнате по вечерам, и по выходным никуда не ходит, с подругами не встречается.

- Ира, что случилось? У тебя болит что-нибудь? – спросила ее как-то Лида за завтраком.
Ира вскинула на мать огромные грустные глаза и вдруг заплакала.
- Я думала, ты так никогда и не спросишь меня. Мамочка, у меня горе, несчастье, - Ира говорила сквозь слезы, всхлипывая и сдерживая рыдания.
- Боже мой! Что такое? – Лида испугалась не на шутку.
- Он уехал, представляешь?! Бросил нас, всю нашу группу и уехал!
- Кто уехал? Ира, о ком ты?!
- Эдгар Краас, мама. Нам сказали, что его контракт закончился, а занятия с нами теперь ведет какая-то крыса!
- Ира-а-а, и из-за этого ты рыдаешь? Ты считаешь, что это горе и несчастье? Ты в своем уме?

Но сердцем Лида чувствовала, что дела обстоят намного серьезнее. Конечно же, Ира оплакивает не учителя, а самого Эдгара, мужчину, в которого она, скорее всего, влюбилась.
«Бедная наивная девочка!» - подумала Лида и сказала:
- Запомни, доченька, все, что ни делается, все к лучшему. У него, скорее всего семья, жена в Эстонии. Не может же он годами тут прозябать. Поработал и хватит.
- Мамочка, он не женат! Как жаль, что ты не познакомилась с ним! Ты бы сама все поняла!
Лиде стало окончательно ясно, что она не ошиблась. Ира была влюблена, она переживала свою первую любовь и страдала от разлуки. Ей удалось успокоить дочь. Она объяснила Ире, что первое чувство влюбленности самое яркое, самое сильное, но нужно уметь не поддаваться этому чувству, если понятно, что оно не взаимно.
- Он, должно быть, намного старше тебя. И если бы он ответил на твою любовь, то испортил бы себе карьеру. Ты можешь быть в него влюблена, а он не имеет на это права. Он твой учитель, и между вами не могло быть ничего того, о чем ты мечтаешь.
- Я знаю, мама. Но что же мне делать теперь? – не отступала Ира.
- Ничего. Он уехал, ваши дороги разошлись. Надо его забыть.
Лида кривила душой. Сама она оказалась не в состоянии забыть человека, с которым рассталась так давно, что... Но Ире такой судьбы она не желала. Ей хотелось видеть свою красивую дочь счастливой и любимой, и ради этого она была готова на любую ложь во спасение.

* * *

До нового года оставалось чуть меньше двух недель. Неожиданно позвонил Андрей и сообщил, что планы меняются. Приехать он не сможет, так как у него серьезные переговоры с иностранной фирмой и закончатся они 30 декабря, на следующий день он будет обязан проводить своих партнеров домой, и к ним он уже никак не попадает.
- Лидочка, я умоляю тебя, приезжай ко мне сама! Когда тебе удобно, хоть завтра!
Лида подумала немного и согласилась. Иру она решила с собой не брать. Было понятно, что им с Андреем необходимо наладить тесный интимный контакт. В присутствии Иры она бы на это не решилась. И опять все бы началось сначала. Испытывать терпение Андрея было уже просто неприлично. Но все изменилось в одночасье. Лида уже заказала себе билет в Москву, как вдруг примчалась Ира, схватила мать в охапку и радостно заверещала:
- Я еду с тобой!! Я еду в Москву! Эдгар переехал туда, и он ждет меня! Он меня пригласил! Мамочка, любимая моя! Не говори ничего! Я все равно тебя не послушаю и поеду. Я должна его увидеть! И он уже больше не мой учитель! Так что мы имеем право на взаимное чувство!
Лида оторопела. Она боялась поверить в то, что слышала. Ира едет с ней, ее в Москве ждет Эдгар, значит Лидина личная жизнь опять уходит на второй план! И она, как мать, не сможет допустить того, чтобы ее молоденькая дочь так бесконтрольно попала под влияние какого-то взрослого мужчины! Да нет, ну это просто невозможно! Бред какой-то!

Лида быстро взяла себя в руки и спросила как можно спокойнее:
- Так, расскажи мне все пожалуйста начистоту. Откуда он снова взялся? Почему он предложил тебе приехать в Москву? Зачем?
Ира, без тени смущения радостно глядя на мать, заявила:
- Он прислал мне электронное письмо. В школе у нас компьютер есть, у меня там свой электронный адрес. На, читай. У меня от тебя секретов нет. Тебя он тоже, между прочим, приглашает. Но ты же у нас гордая, не захочешь с ним встречаться.
Лида пропустила ее реплику мимо ушей. Она взяла лист бумаги из рук дочери и прочитала послание:

«Ирина, здравствуйте! Мои неотложные дела заставили меня уехать так поспешно. Мы даже и не простились толком, надеюсь, Вы и ваши друзья на меня не очень в обиде.
Я помню о том, что Вы мне сказали, ваша мечта – поступить в московский пединститут. И у меня для Вас есть новости. Я переехал в Москву, открыл здесь свой офис и кое-что узнал о поступлении в институт. Думаю, я смогу Вам помочь.
Не будет ли у Вас такой возможности, приехать в Москву как можно скорее? Нужно подготовить фундамент для поступления уже сейчас, подобрать необходимую литературу, хорошие учебники и познакомиться с нужными людьми.
Я был бы рад, если и ваша мама приехала бы с Вами. Я помню, что ваша семья переезжает сюда очень скоро, и мне это не безразлично.
Жду ответ и надеюсь на скорую встречу.
С огромным уважением,
Эдгар Краас. 20.12.2005»

И еще был указан телефон.
- Ну, что скажешь? – вопрошала Ира, но Лида была в замешательстве.
А что тут скажешь? С какой стати этот Эдгар Краас проявляет такую заботу, что все это значит?
Лида отложила листок в сторону и строго посмотрела на дочь.
- Так, моя дорогая! Ты никуда не поедешь и выбрось все это из головы! Ты что, забыла, сколько тебе лет? Ты еще школьница. Ни о каких мужчинах не может быть и речи!
Ира смотрела на мать удивленным, испуганным взглядом. Ее лицо выражало досаду, обиду, разочарование. Она чуть не плакала.
- Мама, о чем ты говоришь? – тихо проронила она. – Ты не можешь так со мной поступить. Ты же все знаешь, я была откровенна с тобой и рассчитывала на поддержку. А ты?
Но Лида не дрогнула. Она была уверена в своей правоте и продолжала настаивать, но уже помягче, не приказным тоном.
- Ира, я просто не могу разрешить тебе того, о чем ты мечтаешь, пойми наконец. Этот человек, вероятно сам того не зная, вскружил тебе голову. Скорее всего, он и не догадывается о твоих чувствах. Тебе не следует так вот, очертя голову, кидаться в Москву только ради того, чтобы увидеть его.
- Но он же просит приехать! У него совершенно нормальные намерения, я считаю, он хочет помочь мне с институтом, что в этом такого?
- Ничего такого. Только ты-то туда рвешься не из-за института, или не только ради этого, не так ли? Я не хочу, чтобы ты встречалась с ним. Если хочешь, я сама его найду и поговорю с ним. Тогда мне все станет ясно.
- Мама, как ты можешь? Зачем ты так? – Ира смотрела на мать осуждающе. На глазах у нее навернулись слезы, но она сдержалась, не расплакалась. – Делай как хочешь, но я все равно найду способ увидеться с ним и объясниться, нравится тебе это или нет.

Ира вышла из комнаты с понурой головой и опущенными плечами. Она явно страдала и даже не пыталась этого скрыть.
«Ничего, пусть попереживает. И поймет наконец, что девушке не пристало кидаться к мужчине по первому зову», - думала Лида, а сама вспоминала себя, как она только и ждала, что ее позовет Аркадий, чтобы броситься к нему, увидеться с ним, просто побыть рядом. Но она тогда была старше Иры и жила уже самостоятельно, поэтому Лида прощала себя за легкомысленность, а дочь пыталась от легкомысленных поступков уберечь.
Некоторое время спустя Лида зашла в комнату к Ире. Девушка собиралась куда-то, но была еще не одета. Лида взглянула на нее, тонкую, высокую, стройную, и поняла, что та выросла, а точнее, повзрослела в одночасье, но для нее она все еще оставалась ребенком, которому нужно материнское внимание, забота и моральная помощь.
- Дочка, ты не сердись на меня. Я просто не имею права дать тебе возможность поступить так, как ты хочешь. Пойми меня. Я несу огромную ответственность за твое будущее, и я просто обязана сделать все, чтобы ты была счастлива.

Ира слушала ее, прислонившись к стене и опустив голову. Она так и не проронила ни одного слова в ответ, но уходя все же сообщила:
- Я пошла к подруге, я не долго. Не волнуйтесь здесь за меня.
До самого отъезда в Москву мать и дочь общались, что называется, накоротке. Лида была очень занята, Иру видела редко, но даже в эти редкие минуты девушка была очень молчалива, печальна и, как казалось Лиде, сердита.
«Не буду идти у нее на поводу! Ни за что не буду! А этому Эдгару я уж сумею объяснить, что к чему», - думала про себя Лида, но не делилась своими мыслями ни с кем. Даже Полине Васильевне она сказала лишь, что Ира в обиде на то, что она не берет ее с собой в Москву.
- И правильно! Устраивайся езжай. Нечего хвост за собой таскать. Он ждал тебя десять лет, пора уж мужика ублажить, – напутсвовала Полина Васильевна.
- Мама, ну что за разговоры! Хвост, мужика ублажить...Прекрати!
Лида вышла и хлопнула дверью. Настроение испортилось. Ей так уже захотелось поскорее уехать, что ни Ирины обиды, ни мамины разговоры ее уже не интересовали. Она устала.

В день отъезда Ира немного смягчилась. Она подошла к матери с утра и обняла ее.
- Мамочка, ты увидишься с ним, ведь правда? – спросила она тихо.
Лиду передернуло от ее слов, но она сдержалась, не вспылила.
- Ириша, я обязательно с ним переговорю. Телефон его фирмы я записала. Я позвоню ему.
На том и расстались. Всю дорогу до Москвы Лида рассуждала над тем, что ее дочь так внезапно повзрослела. А Лида и не заметила, как это произошло. Все как-то вдруг, в одночасье. Любовь эта еще ни к лугу, ни к болоту. Как уберечь дочь от ошибки, как ей объяснить, что это никуда не ведет? Она решила поговорить с Эдгаром Краасом и попросить его исчезнуть из Ириной жизни. В конце концов в институт она и так сможет поступить, без чьей-либо помощи. Если не на этот год, то на другой.

Наконец самолет приземлился, и Лида сразу же отвлеклась от своих грустных мыслей. Она достала зеркальце, подкрасила губы, причесалась и пошла к выходу. Получив багаж, Лида вышла в зал и тут же увидела Андрея. Он быстро подошел к ней, взял из рук сумку и поцеловал. У Лиды учащенно забилось сердце, и она поняла, что счастлива.
Наконец-то все волнения, заботы и тревоги позади. У нее впереди целая неделя отдыха, неделя любви, неделя счастья! Даже голова закружилась от радости.
- Андрюшка, милый! Здравствуй, - сказала она.
Андрей в ответ еще раз поцеловал Лиду, и они пошли к выходу. Ну улице было ветренно и холодно. Колючие снежинки кружились в беспорядочном, хаотичном вальсе, попадали в рот, в глаза, за воротник. Лида поежилась и подняла воротник своей норковой шубки.
- Ну и погодка. Мы куда, на такси? – спросила она.
- Лидочка, у меня для тебя сюрприз! – сказал Андрей и привел ее на стоянку автомашин.

Они подошли к изумительной серебристой машине, марку которой Лида не сразу разглядела, и Андрей торжественно заявил:
- Вот! Эта наше с тобой авто. Нравится?
- Андрюшка, ты новую машину купил! Класс! Что это, БМВ?
- Нет, Вольво. Новенькая, с конвейера. Со всеми наворотами. Так что давай, получай права немедленно.
Лида ужасно обрадовалась новой машине, сама не зная, почему. Она быстро уселась в салон и почувствовала дорогой запах кожи. Мотор тихо и приятно заурчал, машина легко двинулась с места, и через час они были уже у Андрея. По дороге говорили мало. Всюду были пробки, Андрей лавировал в тесном потоке машин, стараясь как можно быстрее добраться до города, где на улицах было немного посвободнее.

Уже почти стемнело, когда Лида с Андреем попали домой. Он помог ей снять шубу, сам расстегнул и стащил с ее ног сапоги и подал ей коробочку, в которой лежали новенькие домашние тапочки, очень изящные, с пуховками.
- Надеюсь, угадал размер, - сказал он, и Лида надела их на ноги.
Тапочки пришлись ей впору. Она поблагодарила Андрея и прошла в гостиную. Было очень тепло и уютно в его чистом, комфортном доме, пахло апельсинами, которые грудой лежали в большой хрустальной вазе. Андрей был на кухне и готовил чай.
- Мы сейчас отдохнем, чаю попьем с пирожными и поедем обедать в ресторан. Хорошо? – сказал он.
- Конечно. Прекрасная идея. Мы поедем в ресторан только вдвоем? – спросила Лида.
- Несомненно! Я так ждал этого дня, ты не представляешь! Я так соскучился, Лидочка. Я тебя никуда больше не отпущу!

Потом они пили чай, болтали о пустяках, хохотали и наслаждались друг другом. Лиду наконец-то отпустили все волнения и переживания. Она чувствовала себя такой свободной, что ей хотелось кружиться и петь. Она достала из сумки свое новое темно-синее бархатное платье, слегка встряхнула его и надела. Сидело оно изумительно, к тому же как нельзя лучше подходило к темно-синему костюму Андрея. Они как сговорились! Лида надела на палец дорогое сапфировое колечко и решила, что выглядит она вполне престижно.
Андрей привез Лиду в маленький роскошный ресторанчик, расположенный где-то в центре, но где именно, Лида не разглядела из окна такси. Мела метель, и она плохо ориентировалась по пути. В зале было не больше пятнадцати столиков, было очень красиво и уютно. Горели свечи, красиво и негромко звучал рояль, на официантах были белые перчатки и галстуки-бабочки.

- Как здесь роскошно! – сказала Лида тихо. – Это что, местечко для изысканной публики?
Андрей улыбнулся ей в ответ.
- Можно и так сказать. Отдыхай, наслаждайся, посмотри меню.
Лиде подали красивую золотистую книжечку, и она углубилась в поиск. Чего здесь только не предлагалось! И заморские закуски, и русские яства, и итальянское мороженое! А перечень вин был таким длинным и внушительным, что Лида не стала даже и вникать.
Наконец, они сделали заказ и расслабились. Им принесли шампанское в серебряном ведерке со льдом, затем различные закуски. Андрей тут же предложил первый тост за Лиду, за ее приезд, за счастье, которое она ему подарила своим присутствием. Она ответила Андрею нежным взглядом.

Ела Лида с аппетитом. Время от времени она смотрела на Андрея и улыбалась ему. Она уже знала, что этот человек, сидящий напротив - ее мужчина, будущий муж, тот, с кем ей скоро предстоит жить всю оставшуюся жизнь. Она спрашивала себя, любит ли она этого человека. Ей хотелось знать это наверняка, почувствовать, ощутить, но сердце ее молчало.
Она отчетливо помнила те чувства, которые переполняли ее, когда она находилась рядом с Аркадием, тогда, давно, в прошлой своей жизни. Она помнила трепет и желание прикоснуться к нему, оказаться в его объятиях, отдать, подарить ему себя. А что она чувствовала сейчас? Тихую радость, благодарность, умиротворение. Но разве идут эти ощущения в сравнение с теми, полузабытыми уже чувствами? Но Лида гнала от себя эти невеселые мысли.

В конце концов, она не девочка уже. Нельзя жить прошлым, надо уметь радоваться жизни и благодарить судьбу за то, что она послала ей не одиночество, а любящего ее, преуспевающего в жизни мужчину. Умницу, интеллектуала, симпатягу. Вон как женщины глазками стреляют! Лида приободрилась и протянула Андрею руки. Он нежно взял ее ладони в свои и стал их поглаживать. При этом он смотрел на Лиду и вдруг спросил:
- Лидочка, ты любишь меня? Мне так хочется это от тебя услышать.
- Конечно, глупенький, - ответила она и отвела глаза.
Потом они танцевали медленное красивое танго. Лида танцевала неважно, но совершенно не стеснялась этого, она только просила Андрея не кружить ее. Он очень страстно прижимал ее к себе, слегка касался губами ее виска, и гладил по спине. Но Лида оставалась равнодушной ко всем проявлениям его чувств. И только в конце вечера, когда Андрей укутал Лиду ее красивой шубкой, обнял и снова признался в любви, сердце ее дрогнуло. Она вдруг почувствовала такую симпатию к своему спутнику, что нежно обняла его за шею, посмотрела в глаза и сказала:

- Спасибо тебе! Мне так хорошо с тобой! Ты просто чудо!
В такси они всю дорогу целовались. Андрей гладил Лиду, обнимал, ласкал, но когда она почувствовала его руку у себя на груди, она отстранилась.
- В общественном транспорте так себя не ведут! – шутливым тоном сказала она.
- Ладно, согласен. Может тогда в кино на последний сеанс, на последний ряд?
Лида захохотала.
- Ну и замашки у тебя, дорогой. С кем я собираюсь связать свою судьбу? Надо одуматься, пока не поздно!
- Поздно! – громко сказал Андрей, выскочив из машины и схватив Лиду на руки.
Он так и принес ее домой на руках, хотя она и пыталась вырваться. Он принес ее в спальню, усадил на кровать и стал медленно раздевать. Она не сопротивлялась. Было бы глупо даже пытаться это делать. Да и зачем? Всё, её судьба решена! Она теперь принадлежит этому человеку, и пусть он делает с ней, что хочет.

Такие мысли промелькнули в Лидиной голове, и она подняла руки, чтобы ему удобнее было снять с нее платье. Лида осталась в красивом, нежно-голубом французском белье. От нее исходил тонкий аромат духов, подаренных когда-то Андреем, она чувствовала себя на вершине блаженства, дорогая, желанная женщина!
Андрей любовался ею. Потом он разделся сам, не сводя с Лиды глаз. В томном полумраке спальни, освещенной лишь ночным светильником, она увидела его накаченное тело, красивое, мускулистое, и ей вдруг страстно захотелось любви. Наконец-то ее сердечко оттаяло, наконец-то запустился тот тоненький серебряный моторчик, который привел в действие все ее женское начало, заставил ее встрепенуться и открыть свою душу навстречу блаженству чистой, неискушенной любви.

Ее уже не терзал стыд, более того, она даже была горда тем, что она девственна и прекрасна, как говорил ей когда-то Григорий. Пусть Андрей узнает об этом. Неужели не оценит?
Но он оценил. Ему было достаточно одного лишь прикосновения, чтобы понять все. Он с обожанием смотрел на Лиду, потом стал ее страстно и нежно целовать, а когда его губы коснулись того сокровенного, святого места, Лида вдруг испытала тот восторг, который лишь однажды пронзил ее всю в объятиях Аркадия, она опять испытала то неземное блаженство, которое доселе в ее жизни больше не повторялось.

- Вот оно, вот оно то чувство, то ощущение, которого я хочу! Боже, что это? Почему так хорошо, Андрюшка, милый... – простонала она и, громко вскрикнув, поняла, что всем ее терзаниям пришел счастливый конец!
Андрей овладел ее телом, ее душой, он проник в нее так глубоко, что Лида чуть не задохнулась от нахлынувших на нее чувств. Она стонала, ей было больно, но эта боль доставляла ей радость, она хотела этой боли, она не страдала от нее, а наоборот, наслаждалась, изводила себя, и все сильнее и сильнее поддавалась трепетным, неистовым ласкам своего первого в жизни мужчины.

 

 

 

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -   24 Февраля 2014

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
  lana@russianwomanjournal.com


Ностальгия
  Россия
Анна Кшишевска
Красивые места Подмосковья
Очерк 4. Коломна
...один из самых замечательных и старинных городов неподалеку – Коломна...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609