logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
11 Сентября 2013, Среда
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

17. Мама
Предыдущая глава повести:

Когда Аркадий уехал в Америку, Лида дала себе слово, что будет ждать его назад. Она решила сделать последнюю в своей жизни попытку заполучить его, конечно в том случае, если со своей Элен (будь она неладна) Аркадий потерпит неудачу. Лида прекрасно понимала, что для него это расчет, чистый расчет и ничего больше. Ему захотелось уехать жить в Америку, вот он и уцепился за нее. Но шансов тут пятьдесят на пятьдесят, как считала Лида.

Во-первых, женщина намного старше его, во-вторых, не известно, как сложатся их отношения, а в-третьих, да чего там говорить, чужой мир, далекая страна, ни родных, ни друзей. Захочет ли Аркадий уехать туда насовсем? А Ирочка? Нужна ли она этой взбалмошной красотке? Нет, навряд ли.
Лида бесконечно прокручивала в своей голове разные варианты, и ей уже казалось, что Аркадий, скорее всего, вернется домой. Не получится у него ничего. Слишком все сложно и неопределенно. Здравомыслящий человек не кинулся бы в этом омут очертя голову.

В канун нового года, как раз после отъезда Аркадия, Лида, грустная и убитая горем разлуки с ним, позвонила своей маме. Звонила она на работу, так как телефон мама так и не провела. Полина Васильевна, к счастью, оказалась в магазине и ее сразу же позвали к телефону.
- Лида, ты? Что случилось? – встревоженно проговорила мама.
- Ничего не случилось. Просто соскучилась, хочу тебя с наступающим поздравить.
- Ой, Лидка, как хорошо, что ты звонишь. Мне отгулы дали, я все ноябрьские праздники проработала без выходных. И премию. Может мне к тебе махнуть? У тебя в общежитии можно будет остановиться?
Лида растерялась. Она просто не ожидала такого поворота событий.
- Мамочка, приезжай, конечно. И не в общежитии, мы с тобой будем у одного моего знакомого жить. Он уехал, а я с его дочкой буду. Квартира большая, всем места хватит, - говорила Лида взахлеб.
Полина Васильевна плохо понимала дочь. Во-первых, слышимость была неважная, а во-вторых информация недоходчивая. Но она боялась, что связь прервется, и поэтому ничего не стала у дочери расспрашивать.
- Ладно, позвони мне завтра, если я возьму билет, то сообщу точно, когда приеду, встретишь меня.

Лида очень обрадовалась возможному маминому приезду. Она представила себе, как славно они встретят новый год, Лида не будет одна. Ирочка ведь ей не компания, в девять часов спать ляжет, а Лида сидела бы у телевизора одна одинешенька и горевала. А с мамой совсем другое дело! Наготовят вкусного, откроют шампанское, и Лида все-все ей расскажет.
Пусть потом мама ругает ее, обзывает беспутной и глупой, но Лида ей постарается объяснить, что она любит этого человека. И попросит совета. Вдруг мама подскажет ей что-нибудь.
На следующий день Лида к великой своей радости узнала, что мама приезжает в Москву тридцать первого декабря рано утром и пробудет в столице целых пять дней. Она плакала от счастья и благодарила судьбу за такой подарок.

Тридцатого числа ее смена закончила работу в половине двенадцатого, потом было торжественное собрание, всех работников поздравили с наступающим новым годом и отпустили по домам. В два часа у Ирочки был утренник. Платье Лида отнесла заранее, а сейчас она на всех порах неслась в садик, чтобы не опоздать к началу. Детки уже водили хоровод вокруг елки, когда Лида тихонечко вошла в зал. Она сразу же увидела Ирочку в белоснежном гипюровом платье, украшенном серебряными снежинками и с огромным белым бантом в волосах. Она старательно пела «В лесу родилась елочка» и вышагивала вместе с другими ребятами. Но все равно личико у нее было грустное, и глазки невеселые. Лиде стало ее жалко. К тому же и сегодня она забрать ее не сможет, завтра рано утром на вокзал маму встречать, не ехать же с малышкой по морозу. Да и маме нужно сначала все рассказать.

После утренника она взяла девочку на руки, та обняла ее за шею и сказала:
- Домой пошли, к папе.
Лида переговорила с воспитательницей, объяснила ей ситуацию и сказала, что заберет Иру завтра после обеда.
- Вы не кладите ее пожалуйста спать днем, я приеду около двух и заберу ее. А сейчас потихонечку уведите девочку, только я не хочу, чтобы она плакала.
- Ирочка, пойдем-ка под елочкой подарок поищем. Если его там нет, значит Дед Мороз тебе его завтра принесет. Будешь ждать? – спросила находчивая воспитательница.
Ирочка покачала головкой в знак согласия и помахала Лиде рукой.
- Ну тогда до завтра, жди меня, хорошо? – сказала Лида и ушла.
На следующий день она встречала маму. Радости ее не было предела. Только сейчас Лида поняла, как она соскучилась. Ее новая жизнь с водоворотом событий так закрутила ее, что Лида даже и не заметила, как прошли эти полгода с тех пор, как она покинула свой дом.

Лида стояла на перроне в своем красивом пальто, счастливая и радостная. Было еще темно, когда подъехал поезд. Мама вышла из вагона одной из первых и сразу же узнала Лиду. Они бросились друг другу в объятия и начали плакать. Потом успокоились, заулыбались. Полина Васильевна внимательно оглядела дочь и сказала:
- Ну ты изменилась, Лидуха. Ничего не скажешь. Шапку только надо сменить, старовата она для такого пальто. Дорогое, поди?
- Мама, давай о чем-нибудь другом. Как ты доехала? Устала?
- Да так себе. Спала всю дорогу. На верхнюю полку забралась и не спускалась почти. Только чайку попить да в туалет сбегать. Все бока отлежала, но зато выспалась.
- Ну и хорошо. Сейчас мы поедем с тобой в одно место, только ты ни о чем не расспрашивай пока, хорошо? Я тебе потом все обстоятельно расскажу.
Лида привезла маму к Аркадию на квартиру. Она смертельно боялась, что там вдруг окажется Виолета, но ей повезло. Ее не было.
- Проходи, будь как дома, - сказала Лида изумленной маме, и та сразу же сделала вывод.
- Так, все понятно. Работу на фабрике бросила, в прислуги к кому-нибудь нанялась, да? Хозяева усвистали на курорт, а я тут как Шарик в гостях у Бобика. Лидия, это так?
Лида звонко захохотала и сказала:
- Мамуля, ты у меня прямо Шерлок Холмс в юбке. Надо же такое выдумать. Проходи давай, осмотрись, потом мой руки и пошли есть. У нас с тобой куча дел.

Лида накрыла на стол. Она заранее испекла пирог с треской и сделала салат оливье. Поставила красивые тарелки, бокалы для вина и заварила крепкий чай.
- Ну садись, давай выпьем немного и покушаем. Я не завтракала.
Ели молча. Мама правда похвалила Лиду за пирог.
- Тесто сама ставила? – спросила она.
- Нет, готовое из кулинарии. Начинку сама делала.
Потом пили чай с шоколадным тортом, и Лида стала рассказывать маме свою историю. Она поведала ей все, ну в пределах разумного, конечно.
Сначала рассказала про фабрику, про свои успехи и достижения, потом про Григория, про то, что он пишет ее портрет. А потом подошла к самой главной части повествования.
- Мама, это квартира Аркадия Солодова. Ты помнишь, кто это?
- Нет, - нерешительно ответила Полина Васильевна, потом вдруг наморщила лоб и сказала: - Постой, постой, Аркадий, ну так это же твоей Светки ухажер. Так ты у них обитаешь? А они где же?
- Не у них, а у него. Они со Светой расстались, она вышла замуж и уехала с мужем в Швецию.
- Да ты что?! Вот это дела. Ну а ты тут при чем?

Лиде пришлось долго и терпеливо объяснять маме, как сложились ее отношения с Аркадием. Она конечно же основной упор делала на то, что помогает ему с Ирочкой, которую Света оставила сначала, а теперь Аркадий ни в какую не соглашается ее отдавать.
- Все так запуталось. Света хочет забрать дочь через суд, но пока все тихо. Она здесь больше не показывается.
- А Аркадий? – спросила изумленная до глубины души Полина Васильевна.
- Ну а что Аркадий? У него работы много, сейчас он за границей, в Америке. А я пообещала с Ирой побыть. Вот заберем ее сегодня из сада. Скоро уже идти.
- Лидия, ты вообще в своем уме? Зачем ты-то лезешь в это дерьмо? Хочешь, чтобы тебя потом обвинили в том, что ты уводишь чужого мужа с ребенком?
- Мама, ну какого мужа? Они и женаты-то не были. Света родила и сбежала. Аркадий один дочь растит. Я хочу помочь ему, и Ирочку мне жалко, она в круглосутке, у ее папаши работа такая, и день и ночь. И вообще...
- Да, как была непутевая, так и осталась. Ну что у тебя за ветер в голове? Кому нужно твое жертвоприношение? Спит с тобой этот красавец, небось, вот ты и лезешь из кожи вон!
- Мама, прекрати! – Лида вдруг неожиданно расплакалась.
Полина Васильевна не ожидала такой реакции, и слезы дочери ее удивили и насторожили.
- Здрасьте пожалуйста! – сказала она. – Чего это ты разревелась? Никак я в точку попала? Да не стоят мужики женских слез, Лида. И потом, разве такой тебе нужен, от которого ты слезьми исходишь? Нужно искать мужика надежного, чтобы берег тебя, ограждал от всяких неприятностей, а не так.

Лида вдруг поняла, что у них с мамой совершенно разные взгляды. Вряд ли она понимает, что такое любовь. У нее мужчин после отца никаких не было, во всяком случае, Лида не знала ни одного. Красавицей мама не была, за собой особо не следила. Самая обыкновенная стрижка за полтинник, никакой косметики, маникюра. Одета тоже очень просто, без претензий. Женщина, как женщина, ничего примечательного.
- Мамочка, нам идти надо. Одевайся, - сказала Лида, и они стали собираться. – Ты ведь не против, что мы новый год встретим с Ирочкой? Она славненькая, не капризная. Часов в девять спать ее положим, а сами телевизор посмотрим, шампанского попьем, пирожков напечем, хорошо?
- Ладно уж, чего там. Только я должна знать все. Куда ваши отношения идут с этим Аркадием, и как он к тебе относится. Обещай, что все мне расскажешь.
- Да я уже все тебе рассказала, чего еще-то?
- Врешь! – безапелляционно заявила мать. – Не все ты рассказала. Ни за что не поверю, что он только как няньку тебя использует. Светку твою с пути истинного сбил, теперь за тебя взялся. Ты пойми, дочка, я-то уж жизнь прожила почти, и все про них, подлецов, знаю.
- Ну вот ты опять! Почему сразу “подлецов”? Аркадий не подлец. Он меня пальцем не тронул, если хочешь знать!

Так они разговаривали по дороге к метро. Потом спустились под землю и немного обе успокоились. Мама оглядывалась вокруг, ей все было интересно. В Москве она была уже очень давно и почти ничего не помнила. Эскалатор, сверкающие лампы, мозаика – все произвело на нее впечатление, и разговор потек по другому руслу. До яслей добрались довольно быстро. Ирочка была уже готова, вещи собраны, сапожки надеты. Лида укутала ее в теплую мутоновую шубку, надела шапку, варежки и подвела к своей маме.

- Вот. Это наша Ирочка. Ира, поздоровайся с тетей.
Девочка сказала что-то невнятное и засмущалась.
- Ну здравствуй, красавица. Господи, вылитая Светка! – сказала Полина Васильевна.
- Мама, потише. Я приведу ее четвертого утром, хорошо? – сказала Лида дежурной медсестре.
- Хорошо. Но вы же знаете, что у нас ремонт начнется. Будет холодно, подержали бы девочку дома с недельку, если можете.
- Ой, не знаю. Мне ведь на работу... Но я подумаю. До свидания. С наступающим вас!
- И вас так же.
Лида, мама и Ирочка вышли на улицу. Женщины держали девочку за руки с обеих сторон, и она шла, осторожно ступая по скользкому заснеженному асфальту.
- Дай-ка я ее на руки возьму. Так мы до ночи ползти будем, - сказала вдруг Полина Васильевна.
- Ну а куда нам торопиться? И потом, она тяжелая, надорвешься.
- А она что, совсем не говорит? Сколько ей уже?
- Два с небольшим. Она говорит, но еще очень плохо.
Лида привела маму и Иру домой и вдруг подумала о том, что у нее и подарков новогдних нет. Надо бы по магазинам пробежаться.
- Мне в магазин надо, вы тут побудьте одни, хорошо? Мама, если придет кто-нибудь, не пугайся. Дверь никому не открывай, но у Аркашкиной сестры Виолеты есть ключ. Она особа бесцеремонная, может прийти в любое время. Ты тогда закройся с Ирой в комнате и с ней не общайся. Я быстро.

Лида побежала в ГУМ. На ее удивление народу там было столько, что яблоку было негде упасть. Все ходили с огромными сумками, что-то выискивали, высматривали, толкались в очередях. Но на лицах у всех была радость и ожидание праздника. О продуктах Лида не беспокоилась. Тесто на пирожки было куплено, а продуктов в холодильнике было много. Аркадий, как всегда, постарался.
Лида очень хотела купить маме нарядное платье и туфли. Если бы было побольше времени, она сама сшила бы ей. Но без машинки это было невозможно. Она долго бродила по отделам готового платья, пока вдруг не увидела то, что искала.Темно-синее итальянское платье из тонкой шерсти с белой отделкой. Смотрелось оно просто великолепно, строгое, нарядное, элегантное.

«То, что нужно!» - подумала Лида и посмотрела на ценник. Настроение у нее сразу же испортилось, так как она поняла, что на туфли, даже самые дешевые, ей конечно же не хватит. И тут она вспомнила, что видела у Светки в шкафу коробку с туфлями, это были белые лодочки.
«Вот и прекрасно! Отдам их маме. Если надеваные, скажу, что мои. Светка-то вряд ли про них помнит. Да и зачем они ей?»
Лида незамедлительно купила платье, хорошо еще, что все размеры были. И тут только узнала, что в этом отделе предновогодняя распродажа, двадцать процентов скидки на все.
«Вот это удача! Но все равно, туфли покупать не буду, сэкономлю. А Ирочке подарю Светкиного зайца. Аркадий ей так его и не показывал!»
Лида все решила, продумала и отправилась домой, довольная тем, что все так хорошо сложилось.

Весь вечер они готовились к встрече Нового года, пекли пирожки, одни с грибами, другие с капустой, третьи с брусникой. В доме вкусно пахло выпечкой. Лида делала салаты, варила картошку, разделывала селедочку. Ира сидела в манеже и играла со своими любимыми игрушками. Она не плакала, не просилась на руки, и Полина Васильевна очень этому удивлялась.
- Я же говорила тебе, что она спокойная девочка.
Было около восьми вечера, когда вдруг неожиданно явились Виолета с Григорием.
- Ну вот, я так и знала! Тут целый хоровод! – заявила Виолета, заглянув на кухню и даже не поздоровавшись.
У Лиды сжалось сердце, но тут она увидела Григория и немного успокоилась.
- Гриша, здравствуйте! Познакомьтесь, это моя мама! Мамуля, это Гриша, художник. Помнишь, я тебе рассказывала.

Полина Васильевна вытерла руки о передник и поздоровалась с Григорием за руку. Она представилась, и он со словами «очень приятно, Григорий» улыбнулся и пожал ей руку.
- Мы не надолго, заберем только кое-что. Мы встречаем Новый год в Центральном Доме художника на Крымском Валу.
- Лида говорила, что вы пишите ее портрет. Ну и как? Получается? – спросила Полина Васильевна с присущей ей прямотой.
- Да, вы правы, но это не совсем обычный портрет, это работа, очень большая по замыслу и содержанию.
- Хватит разглагольствовать. Нам пора! – услышали все зычный голос Виолеты. – Устроили здесь харчевню! Пироги, капуста, селедка. Кошмар какой-то.
- Девушка, вы бы зашли сюда, пирожка горяченького попробовали, - выкрикнула вдруг Лидина мама, и все оторопели.
Виолета тем не менее направилась в сторону кухни и показалась в дверях. На ней была роскошная шуба из песца почти до пола, лайковые сапоги на восоченной шпильке. Шапки не было, волосы были распущены, в руках она держала белые кожаные перчатки.
- Пирожка, говорите? – насмешливо спросила она. – С чем?
- Вот с грибочками, вот с брусникой, попробуйте! И вы, молодой человек, не стесняйтесь.
- Положи мне на тарелку и тот, и другой, жрать хочу, как волк, - сказала Виолета Григорию и снова удалилась.
- Вы извините мою жену. Она человек немного своеобразный, - сказал Григорий и положил на тарелку несколько пирожков.
- Красивая больно, вот и заносчивая. Чаю-то налить? – спросила мама.
- Нет-нет! Благодарю.

Григорий ушел, а у Лиды вдруг испортилось настроение. Ну почему таким стервозным бабам везет в жизни? И муж у нее замечательный, и красивая, и богатая. А тут, хоть головой об стенку бейся, ничего!
- Чего надулась? – спросила мама. – Из-за этой что ли? Она-то уж точно против вашей связи с братцем. Поэтому и злится.
- Ну какой связи? Чего ты несешь? – Лида вышла из себя.
Ей не хотелось, чтобы Виолета с Григорием слышали их разговор, и она тут же замолчала. Подошла к маме, обняла ее и сказала:
- Прости, это всегда так, у меня портится настроение, когда я вижу ее.
- Завидуешь, вот и портится. А я тебе всегда говорила, что в человеке главное не внешность, а душа, характер.
- Ладно, давай забудем, - примирительно сказала Лида.
Тут в кухню снова заглянул Григорий и сказал:
- Спасибо за угощение, очень вкусно! Мы с Виолетой уходим, с Новым годом вас.
- И вас так же. До свидания, счастливо отметить, - сказала мама и они ушли, хлопнула входная дверь.
Виолета так и не попрощалась, это было не в ее характере, уделять людям внимание, когда в этом не было необходимости.
Лида покормила Ирочку и пошла укладывать ее спать. Но тут раздался телефонный звонок. Лида сразу почувствовала, что это Аркадий. Она подскочила к телефону и засияла от радости.
- Аркашенька, здравствуй!
Полина Васильевна смотрела на дочь и укоризненно качала головой. Лида поговорила немного, потом взяла Ирочку на руки и попросила ее сказать что-нибудь папе. Она сначала слушала его, а потом тихонечко сказала:
- Папа, я дома.
Полина Васильевна забрала девочку, а Лида продолжала свой разговор с ним, хотя она чувствовала, что Аркадий не один. Говорил он сдержано, в основном задавал вопросы о дочери. Наконец Лида набралась смелости и спросила:
- У тебя все хорошо? Все, как ты ожидал?
- Гораздо лучше, - последовал ответ, и Лида поняла, что проиграла.
Потом Аркадий поздравил их с Ирой с Новым годом и попрощался.
- Не очень-то он любезный с тобой, как я погляжу, - снова сказала мама, но чувства Лиды уже притупились, она просто не обратила внимания на ее слова.
Гораздо страшнее для нее было то, что она чувствовала, как последняя ниточка надежды ускользает у нее из рук.
«Ну и пусть! Нет, значит нет! Значит не судьба», - подумала Лида, тяжело вздохнула и пошла укладывать Иру.

Приближался Новый год, мама хлопотала у стола, а у Лиды по щекам катились крупные горячие слезы. Она тихо напевала, укачивая маленькую девочку, которая сейчас принадлежала только ей одной, так ее родители разлетелись в разные стороны света и даже не думали о том, какую сильную душевную рану они нанесли ей, Лиде Щепкиной, которая любила их всех, но так по-разному и так безответно.
«Да чего же я реву-то целый вечер?» - подумала Лида, вытирая слезы Ирочкиным полотенцем. – «Хватит уже, говорят, как Новый год встретишь, так его и проведешь».
Лида попыталась успокоиться, пока ждала, когда Ира заснет, и сама чуть не задремала. Потом вышла из спальни, с опухшими глазами и невеселая.
- Ну вот еще! Этого только не хватало! А ну немедленно приведи себя в порядок! Чего это ты вся скукожилась, лицо как на похоронах. Новый год все-таки! Я зачем сюда ехала? Чтобы на тебя такую смотреть?
- Мама, не сердись, я просто устала и чуть не уснула, пока Иру укладывала. Сколько времени? За стол не пора?
- Давай приоденемся что ли, да и сядем, - сказал мама, и тут Лида вспомнила про платье.
- А у меня для тебя сюрприз! Подарок новогодний. Подожди минутку.
Лида ушла в спальню, где в пакете лежало платье для мамы, достала из шифоньера Светкины лодочки и внимательно рассмотрела их. Они были надеваны и не раз, но набойки были в порядке.
- Это даже лучше. Новые было бы неудобно брать, а раз она их уже носила и не взяла с собой, то не очень-то они ей и нужны, - пробормотала про себя Лида и закрыла коробку.
Она снова пришла к маме с подарками и объявила:
- Дорогая мамочка! Я хочу тебе подарить вот этот наряд. Ты будешь у меня самая красивая!
И Лида протянула маме пакет и коробку.
- Чего еще выдумала? – сказала та и принялась вытаскивать из пакета платье. – Лидуха, да зачем мне такое? Я что, артистка или стюардесса какая, чтобы мне так наряжаться?
Мама держала платье в руках и разглядывала его со всех сторон.
- Да ты примерь!
Лида взяла маму за руку и повела в спальню.
- Давай, одевайся. А к нему я тебе свои туфли отдам, если подойдут. Я их уже носила, так что не переживай.

Полина Васильевна стала облачаться в новое красивое платье, а Лида вспомнила, как Света Ушакова точно так же наряжала и ее когда-то. Ей снова стало грустно, и она отогнала от себя все эти мысли и воспоминания.
Мама стояла перед ней в новом платье, которое ей необыкновенно шло. Оно подходило ей и по размеру, и по длине. Белая отделка так освежала его и придавала маме облик деловой респектабельной дамы. Вот только волосы все портили. Зачесанные назад и прижатые к затылку уродливой гребенкой, они делали маму лет на десять старше.
- Так не пойдет. Иди сюда, я попробую привести в порядок твою голову. Сядь на пуфик.
Полина Васильевна послушно уселась на низкий бархатный пуфик, разглаживая складки на платье, и Лида начала ее причесывать. Она сделала небольшой пробор и чуть-чуть начесала волосы. Потом вытащила несколько тонких прядок и опустила их на лоб в виде небольшой челки. Сбрызнула голову лаком, который был у нее в сумке и осталась довольна.

- Ну вот, посмотри. Лучше ведь так? На женщину похожа, а не на тетку. Туфли надень.
Полина Васильевна надела белые лодочки и окончательно преобразилась.
- Они мне большеваты, Лида.
- Это ничего, лучше, чем маловаты, не жмут. А в носки можно ваты напихать, и будут в самый раз.
Мама рассматривала себя в зеркале и давалась диву.
- Ну надо же, казалось бы, ничего особенного, платье как платье, волосы не назад, а вперед, а совсем другой человек! Только куда я так ходить-то буду?
- В кино, в театр, в гости. Ходишь же ты куда-нибудь? Надо за собой следить, мама. Ты еще не старая женщина. Смотри, как тебе все это идет.
Полина Васильевна растрогалась и даже обняла дочь.
- Я тоже тебе подарок привезла.

Мама полезла в чемодан и достала оттуда шерстяные варежки. Они были связаны из черной шерсти, но их украшала вышивка, две ярко-красные вишни с зеленым листочком на каждой варежке. Потом она извлекла из чемодана круглую пластмассовую коробку, в которой был целый набор для портнихи: катушки разноцветных ниток, набор иголок, кнопки, пуговички, булавки. Был еще сантиметр, мелок и маленькие острые ножницы.
- Вот, это тоже тебе. На память. Будешь портняжничать, и меня вспоминать.
Лида приняла мамины подарки, померила варежки.
- Хорошо, что листочки зеленые. Подойдут к пальто. И вишенки мне нравятся. Где купила-то? Не сама же вязала, - спросила Лида.
- На базаре, где же еще у нас чего купишь. А это в Универмаге выбросили как-то, целую очередь отстояла, - пожаловалась мама, показывая на коробку с нитками.
- Спасибо тебе, все пригодится.
Потом Лида притащила огромного голубого зайца и усадила его в кресло.
- Это для Ирочки. Завтра проснется, а ее подарок ждет!
- Огромный-то какой! Больше нее, испугается еще чего доброго.
Лида не стала рассказывать маме, откуда взялся этот заяц, ей не хотелось снова поднимать эту тему: Света, Аркадий, Ира.
Время тем не менее подошло к одиннадцати. Они стали накрывать на стол, который стоял перед самым телевизором и наконец уселись ужинать. Проводили по традиции старый год, послушали поздравление Ельцина, налили шампанского и под бой курантов осушили бокалы.
- С Новым годом тебя, дочка! Желаю тебе счастья, благополоучия! Поменьше слез, побольше радости в новом году. Пусть исполнится все, что задумала.
Мама говорила очень вдохновенно и от души. Лида поцеловала ее и тоже пожелала добра и счастья.
- Да мне бы здоровья только! Больше и не надо ничего. Да ты бы еще у меня определилась бы, мужа нашла себе. Хватит одной-то горе мыкать.

Лида тяжело вздохнула, но ничего не ответила. И все-таки ей было грустно. Она боролась со своим настроением, смотрела на красивую, помолодевшую маму, радовалась за нее, но в душе у нее все равно было пусто и холодно. Мысли ее неустанно возвращались к Аркадию, она думала о том, что он будет встречать Новый год не один, а с этой Элен, которая представлялась Лиде чуть ли не инопланетянкой. Лида изводила себя мыслями о том, что он целует, обнимает, ласкает ее, спит с ней и все больше и больше отдаляется от нее, от Лиды, которая этой Элен и в подметки не годится.

***

Праздничные дни пролетели быстро. Полина Васильевна уже собиралась уезжать, а Лида так и не решила, что делать с Ирочкой. Вести ее в круглосутку было немного страшно. Если там будет очень холодно, то девочка может заболеть, Лиду заставят забрать ее домой, а на каком основании она будет брать дни на работе? Есть конечно отгулы, можно будет их использовать, но она понятия не имела, как ухаживать за больным ребенком, как лечить его. Поэтому Лида переживала и расстраивалась.
- Мамочка, а ты не останешься еще хотя бы на недельку? С Ирой бы посидела. В садике у них ремонт намечается, будет холодно, боюсь, заболеет она.
Полина Васильевна посмотрела на дочь тяжелым, недобрым взглядом и ответила:
- Ты, Лидия, совсем рехнулась, как я погляжу. Пусть у нас там в магазине отдел закроют, а я буду тут сидеть непонятно с чьим ребенком, потому что у меня дочь больная на голову. Нет, дорогая моя. Прекрати эти дурацкие выдумки, посидела ты с ней праздники, а теперь веди назад. У нее отец есть в конце концов. И я не удивлюсь, если он к Светочке своей упорхал, а тебе башку морочит!
- Ладно, мама. Спасибо за совет, конечно, и за моральную поддержку.
Лида тяжело вздохнула и вышла из комнаты. Положение казалось почти безвыходным. На улице стояли жуткие морозы, но тут Лида вдруг подумала, что вряд ли они начнут ремонт в такую погоду. С этой мыслью она немного успокоилась и вернулась к маме.
- Ладно, ты права. Отведу ее в ясли завтра и на работу. Только я тебя не смогу проводить на вокзал. Ты ведь послезавтра утром уезжаешь, да?
- Не надо меня провожать. Я доберусь сама. Завтра по магазинам похожу, прикуплю чего-нибудь. Ты мне ключ-то дашь? Я сюда смогу попасть? До вечера же я не выдержу на улице.
- Дам, конечно. Только если Виолета заявится, она нахамить может, имей в виду.
- Да плевать я хотела на нее! Подумаешь? Тоже мне, баронесса. Я ей нахамлю! Спущу с лестницы, будет знать.
Лида еле сдерживалась, чтобы не накричать на мать.
- Мама, не забывай, что ты в ее доме находишься, пожалуйста, не устраивай здесь скандала. Ты по-моему нашла с ней контакт, когда пирожками угощала. Вот и опять что-нибудь придумаешь, если она заявится.
Лида старалась говорить спокойно, не обижать мать. Полина Васильевна тоже сменила гнев на милость.
- Знаешь, дочка, ты с этой Виолетой тоже можешь найти общий язык, если захочешь. Но нужно перестать злиться на нее и завидовать. Запомни, что от злости женщины быстро стареют, а от зависти болеют, болячки всякие одолевают в возрасте. Чем больше злишься и завидуешь, тем скорее состаришься и потеряешь здоровье.
Так они проговорили до позднего вечера, и Лида вдруг поняла, что ей не хочется расставаться с матерью. Ей было грустно, очень грустно. Праздники отшумели и закончились, мама собиралась уезжать, Аркадий был с другой, а она, Лида, оставалась совсем одна. На улице стояла холодная зима, и душа ее тоже наполнялась холодом одиночества. Конечно, на работе ей скучать будет некогда, но вот вечерами-то что делать? С Зиной Лебедевой общаться?
Как-то так получилось, что в настоящий момент рядом с ней никого не осталось. А она уже так привыкла жить интересной активной жизнью. Днем на работе, вечерами общение с Оксаной Снежко, по выходным встречи с Григорием, а еще и Аркадий был здесь где-то, поблизости, можно было и с ним увидеться, и с Ирочкой. А сейчас все пропали в одночасье. Ирочку, и ту она вынуждена от себя оторвать.
Лида высказала свои мысли маме, но та ее не поддержала.
- Рассчитывать всегда надо на себя, и только на себя. Ты от меня уехала, решила жить самостоятельно, вот и живи. Мать тебе никто не заменит, а друзья-товарищи как перекати-поле, сегодня рядом, а завтра их уж и след простыл.
От маминых слов Лиде легче не стало, но она не сердилась на нее. Мама такой человек, всегда говорит только то, что думает и никогда не идет на лесть, обман и компромиссы. Поэтому и одна, наверное, всю жизнь. Лиде даже стало жалко маму немного. Хорошая она у нее, только очень уж прямолинейная.
А когда мама уехала, Лида пообещала писать ей часто и звонить, хотя понимала, что чаще одного раза в месяц все равно не получится.
- Прощай, дочка, - сказала ей мама ранним морозным утром, уходя на вокзал, - вот мы с тобой расстаемся, но знай, я тебе плохого не пожелаю. Ты должна уйти из чужой жизни и начать жить свою. Пока ты этого не сделаешь, счастливой и спокойной не будешь.Чужая жизнь, чужие мужчины, чужие дети – это все обуза, временное утешение. Чужое твоим никогда не станет. Это все равно, что взвалить на плечи чужой мешок с добром и таскать его всю жизнь. Пользоваться добром нельзя, потому что не твое, а тяжесть неимоверная. Вот так и ты сейчас. Подумай хорошенько и не береди свою душу попусту.
Лида обняла маму на прощание, поцеловала ее и пожелала счастливого пути. Она вызвала ей такси, чтобы до вокзала доехать, а сама стала собираться на работу. Лида покидала квартиру Аркадия до выходных, а там видно будет.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  11 Сентября 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com


Край, где мой дом
Роксоляна
Дары лета или цветочное шоу в нашем городе. Часть 2
...снова мои любимые кактусы...я не удержалась и приобрела два новых кактуса к моей домашней коллекции...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609