logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
13 Апреля 2013, Суббота
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Приговоренная к любви

5. Счастливый билет
Предыдущая глава повести:

lucky ticketЛида уже второй год училась в училище, ее мечта стать портнихой приобрела реальные очертания, и она даже выполнила уже свой первый заказ: сшила платье маминой приятельнице Зине Мишуковой, дочь которой выходила замуж, и Зина хотела появиться на свадьбе дочери в новом.

Платье получилось хорошо. Ткань была дорогая, импортная, и Лида старалась изо всех сил. Зина Мишукова заплатила Лиде за работу, и это был ее первый взнос в свой накопительный фонд.

В училище она была одной из первых учащихся, ее работы отличались аккуратностью, точностью исполнения и оригинальностью. На студенческом конкурсе «Эксклюзивное платье» Лида Щепкина заняла первое место, сшив самое оригинальное и красивое из всех, а прообразом ему послужило то самое Светкино платье, которое она надевала на танцы в Дом культуры. Только цвет у Лидиного платья был темно-розовый, а не бордовый. Лида сама изготовила розочки из розового бархата и точно так же украсила ими вырез-лодочку. А еще она придумала к платью широкий пояс, тоже с розочками.

- Молодец, Щепкина! Мы отправим твое платье в Москву на конкурс молодых модельеров. Если оно там пройдет отбор, то тебя, как мастера, пригласят участвовать уже во всесоюзном студенческом конкурсе, - сказал ей директор, и Лида не поверила своим ушам.
Лиде стало немного стыдно. Ведь не она же фасон придумала. Но рассказывать об этом она не стала и подумала про себя, что вряд ли ее платье пройдет отборочный тур. Москва все-таки. Там таких мастериц, как она, пруд пруди.

Но она ошиблась. Сразу после новогодних каникул Лиду вызвал к себе директор и вручил приглашение в Москву на конкурс.
- Командируем тебя. Поедешь, Щепкина. И смотри, чтобы без победы не возвращалась.
По условиям конкурса Лида должна была изготовить две вещи на свое усмотрение и предоставить выкройки своих изделий, которые придумать нужно было самой. Это Лиду не волновало, тут она спец. А вот обязательная программа – это пошив делового костюма на подкладке с английским воротником. Тут Лида переживала. Она и учится-то швейному мастерству всего полтора года. И такие костюмы они еще не шили.

- Мне бы потренироваться с кем-нибудь, Иван Михайлович, - попросила Лида директора.
- Софья Натановна тебе поможет, - ответил он.
Софья Натановна была строгой, нервной и нелюбимой преподавательницей. Дело свое она знала хорошо, но с учащимися не ладила. Лет ей было около шестидесяти, бабулька, одним словом. Но Лида не роптала. Она знала, что никто ее лучше не подготовит. Несколько недель до поездки в Москву Лида долгими вечерами пропадала в училище, она шила, перешивала, порола и начинала сначала. Софья Натановна обзывала ее криворукой, слепой, бездарной и говорила, что «нечего никуда ехать, позориться». Но Лида не обижалась, в глубине души она понимала, что Софья права, но ехать в Москву ей хотелось так, что ничто не могло ее остановить.

Поездка была назначена на март. К этому времени Лида под руководством своей наставницы умудрилась сшить три костюма. Первый никуда не годился, с плохо выделанными проймами и тянущей подол юбки подкладкой был оценен строгой учительницей на два балла. Второй был намного лучше. Единственным его недостатком был очень уж узкий и немного несимметричный воротник.
- Уродище, а не воротник! – заявила Софья Натановна.
Третий костюм они уже шили вместе. Точнее, кроила и шила, конечно, Лида, но Софья Натановна не сводила с нее глаз.
- Ладно, Щепкина, - сказала она наконец, - последнее твое изделие я так быть, на четыре балла оценю. Но запомни, в Москве не я тебе буду баллы выставлять. Там, если ты такое сошьешь, опозоришься на весь белый свет! – напутствовала Лиду ее наставница, и она все больше и больше волновалась.
Мать, отправляя Лиду в Москву, тоже ужасно переживала.

- Куда едешь, зачем? – вопрошала она. - Потеряешься там, неровен час.
- Мама, да не потеряюсь я! Что мне, пять лет? Я знаю адрес, знаю станцию метро и знаю, как туда добраться, мне все объяснили.
Но Полина Васильевна не была спокойна до тех пор, пока не выяснилось, что Лида едет в Москву не одна. С ней откомандировали и Софью Натановну, которая должна была презентовать их училище в Москве и, если Лида выиграет в конкурсе, постараться выбить средства для обновления и ремонта.
Конкурс «Золотая игла» проходил на московской швейной фабрике имени Третьего Интернационала. Она же выступила инициатором конкурса, целью которого было отыскать во всех уголках страны талантливых мастериц и лучшим из них предоставить работу на фабрике. Девушки съехались отовсюду. Лида была одна из многих и на большой успех не рассчитывала. Разместили их в общежитии фабрики, где им с учительницей досталась совместная комната. Софья Натановна тут же отправилась в местный пункт проката и взяла там швейную машинку на прокат сроком на одну неделю.

- Будешь шить и день и ночь. Оверлок у тебя дрянной, петли метать учись и внутренние швы заделывать.
Лида не перечила. Она сидела за швейной машинкой по десять часов в сутки и очень старалась. Все у нее уже получалось, она легко строчила, прекрасно заделывала изделие изнутри и понемногу перестала волноваться.
- Я все равно не выиграю, но и в грязь лицом не ударю, - говорила она Софье Натановне, но та укоризненно качала головой.
- С таким настроением лучше вообще не соваться. Что значит «не выиграю»? Зачем тогда перлась сюда? Настраивайся на победу, иначе нечего и лезть.

Конкурс был рассчитан на три дня. Первый день – предоставление жюри своих готовых изделий и выкроек к ним. Лида предоставила все то же розовое платье и летний костюм из плотного льна лимонного цвета. Всю прелесть костюма представляла собой великолепно выполненная мережка. Этому Лиду научила ее бабушка, когда девочке было лет десять. Лиду попросили продемонстрировать, как она делала мережку, чтобы убедиться в том, что это именно она ее выделывала. Большого труда это Лиде не составило, она показала жюри свое мастерство и получила сразу девятнадцать баллов из двадцати возможных.
Второй день конкурса – обязательная программа. Раскрой, сметывание и примерка делового женского костюма.

Третий день – закончить костюм и продемонстрировать его жюри. Шить нужно было на себя или на кого-то из посторонних. На конкурс было предоставлено и несколько манекенщиц, но их явно не хватало на всех участниц.
- Я буду шить костюм на вас, - сказала Лида Софье Натановне, и та, как ни странно, не отказалась.
- А что, я хоть и полновата, но фигура у меня пропорциональная. Да и помогу тебе где советом.
На том и порешили. Лиде выдали три метра полушерстяной материи с лавсаном, светло-серого цвета и, слава богу, без полосок и клеток. И началась работа. Они с Софьей Натановной выбрали фасон из предложенных буклетов: прямая юбка со шлицей, слегка приталенный пиджак, который непременно будет стройнить полноватую женщину. Ну и обязательные атрибуты - английский воротник и подкладка, что представляло для Лиды наибольшую сложность.

Работали конкурсантки в огромном пошивочном цехе, где у каждой была своя машинка и раскроечный стол. Лида делала свою работу уверенно, со знанием дела, и занятия с Софьей Натановной явно не прошли для нее впустую.
- Молодец, девка! – говорила ей та. – Подкладку у юбки к подолу не подшивай, тянуть будет. Оставь свободной, - давала она совет и не один.
Лида слушалась. К концу третьего дня конкурса она благополучно завершила свою работу. Костюм был закончен, отутюжен. На нем красовались серебристо-серые костюмные пуговицы, которые его очень украшали, и из маленького нагрудного кармана выглядывал уголок кружевного платочка, того самого, который Инна Сергеевна, Светкина мама, забыла когда-то у Лиды дома.

Наступило время показа. Софья Натановна облачилась в новый костюм, надела только что приобретенные в ГУМе туфли, тоже серые, элегантные, на устойчивом прямом каблуке и стала похожа на директрису или начальницу, одним словом, на важную персону. Она была хорошо причесана и прошлась перед жюри тоже с важным видом, ненадолго даже остановилась перед всеми, слегка повернулась боком, чуть-чуть согнув в колене ногу, а затем так же важно и с достоинством удалилась.
Ее удостоили аплодисментами и улыбками и попросили Лиду выйти к жюри. Девушка дрожала всем телом, хотя и понимала, что ее костюм жюри понравился. Ей задали несколько вопросов, спросили, почему именно этот фасон она выбрала и порасспрашивали об особенностях ткани, из которой она шила костюм.

Лида отвечала громко и уверенно, а про фасон она сказала так:
- Понимаете, Софья Натановна, ну...это вот, моя модель в общем, она же не юная стройняшка, которым юбки карандашом и не пойдут вовсе. Она женщина в теле, и даже кое-что необходимо скрыть. Поэтому костюм должен быть не широким, именно с прямой юбкой и приталенным пиджаком, который подчеркнет ее талию и скроет излишки. И нарядным он должен быть, такой костюм не только на работу, но и в театр надеть можно, особенно с платочком.
Рассуждения выглядели наивно, но с правотой трудно было не согласиться. Члены жюри улыбались, согласно кивали головами и, поблагодарив Лиду за участие, попросили уступить место следующей участнице.

Баллы выставлялись в тайне от участников и публики. Их должны были огласить в конце, когда определяться места победителей. Первую пятерку ожидала возможность работы в Москве, остальных участниц ждали ценные подарки, призы и денежные вознаграждения.
- Ну, Лидка, если ты в первую пятерку не попадешь, я тебя убью! – весело сказала ей Софья, и Лида даже немного обиделась.
Показ моделей наконец завершился. Лиде очень понравился только один костюм, сшитой девушкой из Омска. Он был цвета слоновой кости в тонкую полоску, с расклешенной юбкой и пиджаком с поясом.
- На заграничный похож, - сказала она Софье Натановне, но та недовольно фыркнула.
- Воротник-то неправильно выкроен, неужели не заметила? Полоски не так пошли. Нет, не пройдет она, помяни мое слово.
Но она ошиблась. Этот костюм вошел в пятерку, так же, как и Лидин, который был признан одним из лучших.
Вечером была устроена церемония награждения, вручение призов и банкет.
- Корреспонденты будут из газет. Тебе, может, придется давать интервью. Говори грамотно, без всяких там «это вот» и «вообще-то». Отвечай только на поставленный вопрос и не разглагольствуй много, - учила Лиду Софья Натановна, но та боялась интервью, как огня.
- А фотографировать будут? – спросила она. – Надо хоть сходить прическу сделать.
- Еще чего! Я сама тебе волосы уложу. Оденься получше, губы подкрась.
Лида послушалась. Она надела белую блузку с кружевным жабо, маленькими черными пуговками и черным бантиком, черную шерстяную юбку и черные лаковые туфли, мамины. Она дала ей их в Москву съездить.
- Вдруг пригодятся, - сказала она.
Лида выглядела очень нарядно. Софья Натановна скрутила ее волосы в тугой узел на затылке и начесала челку.
- Все, больше ничего не нужно. На вот клипсы мои надень.
И она протянула Лиде перламутровые клипсы, сделанные в виде ромашек. Клипсы Лиде понравились. Они очень шли ей и подходили к блузке.

Началась торжественная церемония. Было сделано несколько докладов, потом перешли непосредственно к итогам конкурса.
- На сцену приглашаются пять наших лучших мастериц, которые и признаны победительницами конкурса: Мартынова Ольга, Щепкина Лидия, Верховая Анастасия, Лебедева Зинаида и Булавина Маргарита.
Под бурные аплодисменты девушки вышли на сцену. Защелкали фотоаппараты, заиграла бравурная музыка, и директор фабрики сам лично подошел к каждой и пожал руку со словами поздравления и благодарности за участие в конкурсе. Лида изрядно волновалась. Не привыкшая к такому вниманию, она чувствовала себя не совсем уютно на глазах огромной аудитории, да еще мужчина какой-то на первом ряду не спускал с нее глаз. По-видимому, корреспондент. Он постоянно что-то записывал в огромный блокнот и порой фотографировал то зал, то сцену.

Наконец, девушек отпустили, они заняли свои места, и торжественная часть продолжилась. Лида сидела на крайнем от прохода месте, и к ней вдруг подошла одна из женщин, член жюри.
- Лидия, вас там спрашивают, - сказала она, наклонившись к ней.
- Кто? – удивилась Лида.
- Корреспондент из «Комсомольской правды». Хочет с вами побеседовать.
Лида почувствовала тревогу. Ее еще никогда не называли на «вы», да и к тому же предстоящая беседа с корреспондентом внушила ей испуг.
- Софья Натановна, пойдемте со мной, я не знаю, что говорить.
- А я тебе ничего не подскажу, милая моя. Тебя ведь будут спрашивать, не меня. Но с тобой пойду. Кабы ты там чего не ляпнула.
- Здрасьте! Подбодрили. Да ну вас! – в сердцах сказала Лида и быстро пошла по проходу в вестибюль в сопровождении пригласившей ее женщины. Софья Натановна засеменила следом.
- Аркадий Георгиевич, вот она, Щепкина Лидия, наша победительница. Вы ее приглашали? – сказала женщина выйдя из зала и подойдя к тому самому мужчине, который так пристально разглядывал Лиду с первого ряда.

У нее все оборвалось внутри. Она узнала его. Это был Аркадий Солодов, Светкин кавалер.
- Ну здравствуй, победительница! – сказал он ей и немного растерялся в присутствии посторонних. – Мы могли бы побеседовать наедине? – спросил он женщин, вопросительно взиравших на них.
- Да-да, конечно, - ответила член жюри, а Софья Натановна недовольно поджала губы.
Аркадий тем временем взял Лиду под локоть и отвел в сторону. Лида смотрела на него во все глаза.
- А ты изменилась, - сказал он ей. – Я даже тебя не сразу узнал.
- Не об этом должна идти речь. Ты знаешь, что случилось со Светиными родителями? – оборвала его Лида, грозно взирая на его довольную, слегка располневшую физиономию.
Он немного стушевался, но быстро взял себя в руки.
- Не пыли, - сказал он очень тихо и с расстановкой. – Я знаю гораздо больше, чем ты.
- Значит, это все-таки ты этот злосчастный Соломон Аркадьев. Это ты написал эту грязную статью! И Света после этого все еще с тобой? Или ее ты тоже куда-нибудь упек? – Лида говорила зло, хотя и очень тихо.

Ей совсем не хотелось, чтобы присутствующие здесь женщины слышали их разговор. Но они уже начали волноваться, так как понимали, что у корреспондента с Лидой далеко не дружеская беседа. Софья Натановна не выдержала и подошла к ним.
- У вас тут все в порядке? Такое впечатление со стороны, что вы ссоритесь, - сказала она.
Аркадий слегка тронул ее за руку и ответил:
- Да нет, что вы! Мы беседуем. Лида очень эмоциональная девушка. Я бы хотел записать наш разговор поподробнее. Нам нужно где-то сесть в спокойной обстановке.

Их проводили в небольшой кабинет и наконец оставили одних. Софья Натановна, правда, слегка задержалась в дверях, но ее спутница уверенно вывела ее за собой и закрыла дверь. Аркадий выждал с полминуты и сказал:
- Итак, мы опять встретились. А ты молодец, Лидия! Пробилась-таки в люди. Я слышал, тебе здесь работу хотят предложить.
- Аркадий, где Света? Как у нее сложилась жизнь? Она родила кого-нибудь?
- Да. Дочка у нас. Вернее, у меня. Света уехала, сбежала от меня, а ребенка оставила.
Лида потеряла дар речи. Она не могла выговорить ни слова. Пауза затянулась. Аркадий опустил голову и тоже молчал. Первой заговорила Лида.
- Ну так объясни, что же все-таки случилось?
Но Аркадий рассказывать не стал.
- Я потом тебе все расскажу. Сейчас не время и не место.
Казалось, им больше не о чем было говорить. Лиде не хотелось находиться с Аркадием наедине. Ее до сих пор мучила почти забытая обида на него, своя, личная обида.
- Знаешь что, - сказала наконец она, - ты испортил жизнь моей бывшей подруге и разрушил ее семью. Ты негодяй! Я не хочу больше с тобой разговаривать.
Лида решительно встала и направилась было к выходу, но Аркадий ухватил ее за руку и сказал со своей обычной ухмылкой:
- Ишь ты! Как ты оперилась-то. Голосок повышаешь. Только это все бред и чушь собачья. Я никому жизнь не портил. Я дал Светке все, московскую прописку, деньги, шмотки. А она свинтила от меня с каким-то шведом. И ребенок ей не нужен, никто ей не нужен, понимаешь?
- Не понимаю. Так тебе и надо! Пусти, мне нужно идти. Надеюсь, интервью закончено.

Лида решительно вырвала свою руку и ушла. Но этот разговор не шел у нее из головы. До самого конца торжественного вечера она была молчалива, грустна, отвечала невпопад, и даже не слышала, как ее фамилию назвали в списке кандидаток на получение работы на фабрике. И только тогда, когда жаркая и возбужденная Софья Натановна накинулась на нее и стала обнимать и даже целовать, Лида наконец поняла, что она вытянула счастливый билет. После окончания училища она получает распределение на швейную фабрику имени Третьего Интернационала и переезжает в Москву. Нет, об этом она даже и не мечтала!
- А как же мама? Я не смогу ее одну оставить, - сказала Лида со слезами на глазах, но ее учительница обозвала ее мямлей и нюней и сказала, что эти частные вопросы будут решаться в рабочем порядке.
- Проблемы будешь разрешать по мере их поступления. Нечего раньше времени голову ломать. Да кому такое счастье выпадает, дуреха?
Лида согласилась с ней и подумала, что мама будет конечно же рада такому ее успеху и победе.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  13 Апреля 2013

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Hallstattersee
Путешествия по 
Австрии
Ольга Борн
Зальцкаммергут – империя гор и воды: Хальштаттское озеро
...в непосредственной близости находится одна из самых больших ледяных пещер мира, лед образуется...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609