logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика. Проза
25 Августа  2011,  Четверг
Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

   Добровольная смерть

Предыдущий рассказ Елены Ведекинд :

Сразу хочу попросить прощения за излишнюю патетику. Цель данного опуса не является анализ такого явления как физическое самоубийство. Это слишком серьезно. Мой интерес как женщины, которая иногда выкладывает свои размышления о жизни в письменной форме, не простирается дальше, чем обычные человеческие чувства и переживания. Просто моя особенность в том, что я иногда регистрирую целую гамму оных, вызванных по сути рядовыми событиями. И для того, чтобы как-то сохранить баланс в этом мире, я складирую свой избыточный чувственный потенциал в буквы...

Реальная жизнь достаточно бессюжетна. Все складывается из того, что окружает по ходу дела. Отсидеть на работе, заправить машину, позвонить подруге, перевести деньги на счет, погулять в парке, постирать, почитать новости, подумать о вечном, принять приглашение на ужин, подумать и решить, что он тебе не нужен, махнуть к другой подруге в гости, отзаниматься со студентом, налить кофе и обсудить сплетни с коллегой, сготовить то, что хочется, лениво сделать гимнастику, выпить с друзьями, ответить на имейлы тех, кто чего-то хочет, но не знает чего, позвонить маме, поговорить с сыном, написать статью.

И за всем этим – внутренний взгляд на текущее. Что надеть, что сказать, что сделать, что подумать. Принимая какое-либо решение, выбираешь всего лишь один сценарий, ибо параметры физического мира очень ограничены – у меня есть только восемь часов на работу, один час на обед, три часа на встречу с друзьями, два часа на разговор с подругой, и вечность, которая мне не принадлежит. Россия далеко, есть еще Европа, но живешь в том же самом штате, который когда-то выбрала для местожительства еще девять лет назад. Если приподняться на уровень выше, то и там не наблюдается особого сюжета – приехала в Штаты, вышла замуж, развелась, нашла работу, потеряла работу, опять нашла, нашла друзей, потеряла друзей, опять нашла, нашла любовь, потеряла любовь, нашла другую. Еще на уровень выше – и там тоже самое. Эмиграция, университет, рождение сына. Все случайно, все по ходу дела.

Тем временем, история вершит свой ход. Развал Советского Союза, Перестройка, Великая Рецессия. Это тоже реальность – скучная до зевоты. Челюсти сводит от оскомины повторяющегося вновь и вновь. Бесконечные статьи в интернете, претендующие на анализ серьезных экономических и политических проблем. Документальные фильмы об истории стран. Выступления руководящих лиц по телевизору. Великие деятели, но по сути марионетки, дергаемые за ниточки невидимой силой.

Нас всех что-то дергает. Амбиции, тщеславие, желание похвастаться, самомнение, самолюбование, сексуальные желания, жадность, глупость. Слова с негативной коннотацией. Самое удивительное, что обычно знаешь, что будет. Идешь в магазин и в общем-то знаешь, что тебе там продадут. Если отправляешься на встречу с друзьями, то и там заранее все известно – хорошо посидите, пообщаетесь. На работе тоже все предсказуемо. Реальность скучна, но не страшна. Это обязательное условие физического мира – определенность, дающее ощущение стабильности и вечности подлунного мира.

Даже физическая смерть и то банальна. Все имеет свое начало, продолжение и конец. Тут даже и обсуждать нечего. Переживания – другое дело. Каждый испытывал ту невыносимую печаль, сопровождающую известия о смерти дорогих людей. Это могут быть наши близкие, могут быть известные актеры или общественные деятели, известные люди. Смерть каждого популярного человека как черточка на лице эпохи. Именно они формируют время. Лицо одной актрисы, как Мэрилин Монро, может быть лицом целой эпохи. Голос одного политика, как Уинстона Черчиля, может быть голосом целого отрезка истории. Мысли одного философа, как Ницше, могут быть мыслями нескольких поколений. Голоса многих перекликаются, отзываются, кочуют из произведение в произведение, расстраиваются, цитираются в работах других, приобретают новый смысл, затираются. Полифония, или многоголосие, открытие этой теории принадлежит русскому философу М.М.Бахтину. А ведь он не был известен...

Мы живы, пока мы живы в сознании других. Даже самая гениальная картина не имеет цены, пока пылится на чердаке чьего-то частного дома. Произведения русских писателей начала двадцатого века бывшие под запретом советского правительства были мертвы, пока не появились в печати спустя несколько десятилетий. Наш новый наряд, подчеркивающий фигуру и выделяющий глаза, пылится в шкафу до особого случая. Наша мудрая мысль, затесненная в угол бытовыми заботами, не имеет влияния, пока не высказана. Чье-то открытие не принадлежит миру, пока не пройдет все необходимые стадии патентования. Чье-то слово, не подкрепленное делом, оказывается несдержанным обещанием. Чья-то идея, не претворенная в жизнь, так и остается всего лишь идеей. Нереализация. Идей, мыслей, чувств, задумок.

Как часто мы друг другу обещаем – а вот хорошо было бы махнуть в горы! Или встретиться. Или кому-то написать. Или что-то. Хорошо бы влюбиться, жениться, родить ребенка, сменить работу, переехать в другую страну. Я их называю остаточные идеи. Это те идеи, которые не имеют достаточной силы для реализации, полного воплощения. Это не наши фантазии, которые воплощаются в полном сюжете. Это не наши чувства, которые так или иначе проявляются в заботе о других. Это полу-идеи, намеки на чувства, полу-намеки, идея идеи. Как блеклые искры, они не освещают и не греют. Но они существуют.

Они могут существовать на разных уровнях, в разной интерпретации. Я заезжаю на заправку, захожу рассчитываться, и мой взгляд отмечает стройное юношеское тело, обтянутое белой футболкой. Я протягиваю кредитную карточку и наталкиваюсь на карие глаза с длинными черными ресницами. Я опускаю глаза, подписываю чек, протягиваю его и мне опять в глаза смотрят с интересом. Вот в это полумгновение и проскакивает импульс, посылаемый ниоткуда. Я слишком разумна, чтобы воспринимать это серьезно, и не так стара, чтобы влюбляться в юнцов, но слишком чувственна, чтобы думать об этом эпизоде весь вечер. До того момента, пока я его не переведу в слова.

Моя коллега решает переезжать в другой город и все из-за того, что ее муж неожиданно появился в ресторане, где она сидела после работы с другим коллегой, парнем. Муж горячий, ревнивый, но не такой глупый, чтобы совершать какие-то экстремальные поступки. Парню он не дал сесть в машину и тому пришлось топать до работы пешком. Расстояние небольшое, но сам факт насмешит кого-угодно. Кроме моей коллеги – она живет этим долго и то ли это ее сердит, а может развлекает, раз рассказывает другим. У меня был друг в России, наркоман. Ничем хорошим не кончилось, он умер. Печальная история, каковых очень и очень, к сожалению, много. Много слез, страданий. Все было тогда неправильно - и время, и наше знакомство, и сам факт возникновения чувств к неправильному человеку...

Прошли годы, я еду домой. Пересекаюсь с его братьями, мы все живем по соседству. Один примчался тут же, узнав, что я приехала. Говорим долго, ни о чем, я показываю фотографии. А потом вдруг говорю: - Ты меня прости, но как я любила Женьку, больше ни к кому я не могу испытывать таких чувств. Это было признание, сказанное не тому человеку и не в то время. Но он его брат... Только у Женьки были синее глаза, чернее волосы, и самодовольнее ухмылка. Он сам был как остаточная идея, которая имеет право на жизнь в своей остаточности. Разве синие глаза, оставшиеся в памяти, это недостаточно, чтобы остаться живее всех живых?

Случайный чат со случайным молодым человеком. Он ищет не просто жену, он ищет близкую душу. Близость есть, но необязательно она может сочетаться с браком. Чтобы подтвердить свое утверждение, я ему рассказываю пример из своей жизни... Не делай как я! Он тут же проникается душещипательной историей и просит меня не уходить из его жизни. - Пожалуйста, останься. Его вдруг прорвавшаяся нежность трогает меня и я начинаю плакать. Момент истины, спрятанный за монитором. Я знаю заранее, что это тупиковый конец, и буднично говорю, что, дескать, я здесь, никуда не делась, заходи, если что. На следующий день вижу имейл от него, но не открываю – ни к чему, а еще через день он вдруг исчезает, наверное, заблокировав меня. Добровольная смерть.

Случайность вечности. Ведь именно в такие моменты она вдруг приподнимает вуаль и показывает свое лицо. Если реальность понятна и предсказуема, у нее вполне четкие черты, то все, что вне ее, не имеет названия. Оно существует, но что это, мы не знаем. Мы можем только догадываться, что и этот кризис пройдет, и эта печаль от расставания утихнет, и работу новую мы найдем. «Все во мне, и я во всем», - сказал Тютчев. Наши попытки как-то рационализировать происходящее по сути смешны. Отрекаясь по каким-то причинам от своих чувств, мы предаем себя и вселенную. Дав им волю, мы предоставляем им право умереть. Пусть эти искорки существуют. Они созданы не нами, и не наше право их убивать. Ибо умрут они сами... Они как немощные младенцы, не обладающие достаточной жизненной силой, проживут от силы пару недель или месяца три. Но потом их Господь опять приберет к себе. Такой уж он – любит все свое хранить поближе к себе.

Как часто мы не доверяем себе. А уж тем более окружающему миру. Нам кажется, что мы в силах что-то изменить, стоит нам только принять твердое решение, запастись необходимыми инструментами для его исполнения, и ринуться в бой. Да, иногда решимость не помешает. Но не мешает ли она нам видеть то, что по сути так важно? То, что прячется за материальными объектами – от звонков до пачки денег, от контракта на новую работу до покупки новой машины. Желание каждого человека быть просто принятым таким, какой он есть, желание быть востребованным, желание быть нужным, желание... Иногда люди сами не знают, чего хотят. Они говорят одно, в результате получается другое.

И вот эти смешанные сигналы говорят только об одном – мы не доверяем происходящему. У нас есть все, что нужно для счастья, мы просто хотим чего-то еще. И мы настаиваем – дайте нам сделать то, что хочется. Я не говорю про такой феномен, как разрушение очевидного. Это клиника. Я говорю о том, когда люди отсекают все, что не могут понять. А ведь его и понимать не надо – оно все равно проживет столько, сколько ему назначено. Как будут жить созданные, но не выставленные картины, как будут жить придуманные, но не рассказанные сказки, как будут жить красивейшие наряды, которые никто никогда не наденет. Как будут жить нерожденные дети, как будут играться несыгранные свадьбы, как будут покоряться вершины, на которые никто не взобрался. Только случится это в другое время и в другом месте, с другими людьми, при других обстоятельствах. А отголосок, робкий и несмелый, мелькнет в чьем-то взгляде или случайном обрывке фразы. Может защемит сердце, может толкнет что-то ночью. Может подумается что-то несвязное, может пальцы наберут не тот код. Не всегда во всем есть смысл, или, скажем так, мы не всегда видим смысл в происходящем. И в бессмыслице есть какой-то скрытый смысл...

Я забегаю в тот магазинчик на заправке. Восточный юноша в желтой спортивной футболке с логотипом какой-то спортивной команды спешно поднимается со своего места, что-то на ходу дожевывая, я подаю кэш и, не дожидаясь чека, тут же спешу обратно... Он живой, он настоящий. Моя коллега рассказывает про своего малыша и про то, что приготовил ее муж, у него восхитительный кулинарный талант. А что может быть реальнее, чем вкусно приготовленная еда? Женькин младший брат женился, у него родился сын, которого тоже назвали Женькой. Славненький такой мальчишечка, сидел в коляске, пока я болтала я его отцом. Про молодого человека из чата я ничего не знаю, но уверена, что у него все хорошо... Не может быть, чтобы у него не было хорошо. Ведь если что-то когда-то умерло, это значит, оно дало жизнь другому.

Елена Ведекинд
Август 2011

Примечание М.М.Бахтин  - http://ru.wikipedia.org/wiki/Бахтин,_Михаил_Михайлович

 

Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

Предыдущий рассказ Елены Ведекинд :

 

Об авторе и другие произведения Елены Ведекинд

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 25 Августа  2011

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Wolfgangsee
Путешествия по 
Австрии
Ольга Борн
Зальцкаммергут – империя гор и воды: Озеро Вольфгангзее
Часть 3. Санкт-Гильген
...деревушку стали называть не иначе, как "Деревней Моцарта на озере"...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609