logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика. Проза
7 Августа 2011, Воскресенье
Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

   Остывший кофе

Предыдущий рассказ Елены Ведекинд :

CoffeeНе всегда нужны сильные ощущения, чтобы пробудить какие-то чувства. Все знают эффект кофе – не случайно он так популярен во всем мире. Бодрит, придает энергии, заставляет нас двигаться.

Особенно много кофе я стала пить в Америке. Здесь это делается так – в электрическую кофеварку кладется фильтр, закладывается молотый кофе, заливается вода и ждешь, когда потечет коричневая жидкость в стеклянный кувшинчик. Называется brewing coffee.

Есть еще, конечно, другие способы приготовления кофе, но мы говорим о самом распространенном способе его приготовления, то, что делается практически в каждом американском доме и в каждом американском офисе. Пью я такой кофе везде – дома, на работе, в гостях. Мои русские друзья пьют кофе маленькими чашечками и любят экспрессо. Мне же наливают по-американски – большую чашку, а к ней сахар и сливки.

Главное, чтобы он был горячий. Но у кофе есть такая особенность – остывать... Если пить его большими объемами – а зачастую я могу выпить две или три такие кружки - то в какой-то момент организм насыщается кофеином до такой степени, что образуется остаточная масса, которая вроде как и кофе, и выглядит как кофе, и пахнет как кофе, но пить эту светло-коричневую жидкость уже не хочется. Но сразу она не выливается. Кружка может стоять еще добрый час, взгляд цепляется за нее, глаз отмечает посветлевшую коричневизну от сменившейся температуры жидкости, сама кружка или пластиковый стаканчик не обжигают пальцы, а на краях размазанный след помады... Я делаю глоток и морщусь. – Какая гадость, - каждый раз говорю я. – Этот остывший кофе. Зачем я это делаю, я не знаю. Но стало это уже привычкой, и как сказал Пушкин, «привычка свыше нам дана, замена счастию она»...

Есть ли счастье в остывших чувствах? Остывают ли они сами по себе, или мы даем им остыть. В конце концов, есть же микроволновка. Или все же наступает момент, когда надо встать из-за стола, взять кружку, дойти до раковины и выплеснуть эту бурду, которая еще полчаса назад гордо именовалась универсальным словом к-о-ф-е. Мне кажется, это слово существует во всех языках мира. Как, например, слово мама или дом.

Насытившись кофеином, организм все еще верит, что в этой вот субстанции содержится ценный элемент. Цвет заменяет суть. Вкус не обманывает, он всего лишь отмечает изменившуюся материю. Я никогда не любила химию, но признаю, что практическая польза есть от всего – и каждая клетка имеет право на существование. Возбуждение проходит, а сила остается. Мы так склонны преувеличивать воздействие каких-либо средств, будь то таблетки, алкоголь, или кофе...

Наши личные отношения отличаются тем же самым. Как часто мы влюблялись, и в нашем мозгу вырабатывались эндорфины, те самые, что уменьшают боль... Боль одиночества, ненужности, безысходности. Мы начинаем летать на крыльях, а в нашем животе порхают бабочки – это уже по-американски. Есть что-то опиумное в этом выражении, другими словами, мало связанное с реальностью. Неведомая сила приподнимает нас над грешной землею и мы начинаем все видеть в розовых очках. Нам кажется, что нам все по плечу, мы владеем миром, мы... Это состояние длится до следующей дозы – встречи, звонка, имейла, смс-ки. Источник энергии кроется в другом человеке, другой чашке. Мы полны энергии, у нас идеи, мы говорим взахлеб. И в основном о себе, о своих чувствах...

Мы женщины, и каждая из нас сталкивалась с этим феноменом, когда влюбившийся в нас мужчина обрушивал на нас шквал всего. Звонков, писем, подарков, поездок, рассказов. Он хочет всего лишь одного – нашего внимания. Как ребенок, который настойчиво теребит мать за юбку – мама, мама, мама. Окружающих это раздражает ужасно, но матери приятно – посмотрите, меня же ведь кто-то любит! Она улыбается, и целует свое чадо, или дает ему игрушки, или ведет куда-то за ручку. Но стоит ей отвлечься – ведь надо же приготовить обед, или поболтать с подружкой, или хотя бы принять ванную, как несносное чадо тут же начинает вопить – мама! Мужчины мало отличаются от детей. Такие же несносные по сути эгоисты. Когда они получают сполна, она отпадают как клещи, напившиеся крови. Гормоны переполнены кофеином, голова кружится, вялая рука все еще тянется к кружке, но пить уже не хочется. И падает рука, ослабевший азарт уже не причиняет никому никакого волнения. Остывший кофе может отправляться в раковину.

Но остается след губной помады на краях и паутина коричневой вязи на стенках кружки. На дне болтаются кой-какие остатки, белесость молока оседает быстрее, чем кофе. Нас выпили, но мы-то остались. Мы состоим из воды, сахара, и процент возбуждающего средства всего лишь одна чайная ложка на чашку. Вспомните как мы пили в бедные советские времена убойный растворимый Нескафе. Кое-кто до сих не может с него соскочить. Что это – испорченный вкус, доза получаемого удовольствия или просто привычка... А уж эти одноразовые пакетики Кофе с молоком... Самый вкусный и сильный кофе я пила в аэропорту Домодедово, когда ждала самолет, который должен был умчать меня в родной город. Я только что прилетела из Америки, второй родины, и умилялась всему, что меня окружало. Моя душа пела от счастья, что я – дома, среди родных. Тот кофе давно остыл, чашка вымыта барменом, и другие туристы прихлебывают необыкновенного вкуса напиток, по сути божественный, потому что он сварен русским мальчиком, студентом, подрабатывающим по ночам в кафе. Моя любовь к родине не остыла, она всего лишь затеснилась текущими делами.

Моя память встревожена отношениями с теми, кто окружал меня в новой стране с самого начала. Они любили меня, а я их... Любила искренне, источая запах свежести и неповторимости. Наполняя бодростью сосуды новых отношений, я вкладывала весь накопившийся химический заряд. Моя разноцветность сгущалась до черноты, и в результате получалось что-то вроде коричневого цвета. Для вкуса я добавляла сахар, подслащенное лучше усваивается. Для более долгоиграющего эффекта подливались сливки, чтобы чернота не привела к перевозбуждению, когда энергия быстро перегорает, и получается обратный результат. Самое лучшее добавлять теплые сливки, тогда кофе становится более равномерным по цвету и констиненции. Мои потребители ценили предоставляемое качество, платили за него, и нуждались во мне как в допинге. Их собственные эмоции подогревались животворяющим эффектом, и они испытывали то, что им никто никогда не давал.

Но кофе имеет такую особенность – он остывает. Это закон природы – ничто не длится вечно. И наш энергетический заряд переходит в клетки других. Появляется движение, клетки бегают туда-сюда. Сообщающиеся сосуды превосходно доказывают закон гидростатики, когда уровни однородных жидкостей равны. Был ли кофе? Моя остывшая память бережно хранит легкий привкус выпитого. Сосуды отношений были наполнены разнородными по составу жидкостями. Ведь кроме кофе, есть еще такие напитки как чай или лимонад... Для каждого времени суток и каждого подходящего случая есть свой напиток, готовый удовлетворить жажду того, кто его заказывает. И нельзя винить кофе за его излишнюю крепкость... Ведь он только для тех, кто его ценит.

Елена Ведекинд
Июль 2011

 

Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

Предыдущий рассказ Елены Ведекинд :

 

Об авторе и другие произведения Елены Ведекинд

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 7 Августа 2011

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Romania
Путешествия по Европе
Румыния
Анна Кшишевска
Румыния, первая встреча со страной. Часть1
...вечерами теплая громада моря дышала, как живое существо...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609