logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
7 Июня 2011, Вторник
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Затмение в созвездии близнецов

Глава 13
Предыдущая глава повести:

twinsМила возвращалась домой с работы усталая и в плохом настроении. Рабочая неделя только началась, а у нее уже не было сил работать, хотелось отдыха, покоя и беззаботности.

«Как люди умудряются еще и семью содержать, работая, не понимаю!» – думала Мила и лениво нажала кнопку лифта.
Он приятно заурчал где-то наверху, значит, работал. А то пару дней назад лифт сломался и приходилось подниматься пешком. Пока Мила ждала опускающуюся кабину лифта, ее взор упал на прикрепленные к стене почтовые ящики. Она подошла к своему и тут заметила через дырочки в дверце, что в нем что-то белеет.

«Письмо. От кого бы это?» – подумала Мила и быстро открыла дверцу.
В ящике оказался красивый продолговатый конверт, очень необычный, с иностранной маркой. Обратного адреса на конверте не было, но по штампу Мила определила, что письмо из Англии, адресовано ей, Лагутиной Людмиле Станиславовне.
- Вот это да! – только и успела сказать Мила, как перед ней приветливо, хоть и со скрипом, открылась дверь лифта.
Поднявшись на свой этаж и войдя в квартиру, Мила первым делом переоделась, потом прошла в свою комнату и распечатала конверт. Письмо оказалось от Витаса. Писал он о том, что удачно проходит стажировку, работает врачом, имеет уже четыре постоянных пациента, которых должен вылечить по новейшей методике, осваиваемой в Лондоне. Много времени уходит на уроки английского языка, который изучал еще в университете, но здесь, в Англии, ему необходимо владеть языком в совершенстве, чтобы успешно вести свое дело.
По всему было видно, что Витас доволен жизнью. Он предлагал Миле свою помощь и протекцию, если она решит последовать его примеру и приехать в Англию для усовершенствования и обмена опытом.
«Специалисты с нестандартными способностями, как у тебя, здесь в большой чести, и ты могла бы получить хорошую практику, Мила. Да и мы бы были опять вместе. Подумай об этом и дай мне знать. Я помогу тебе, так как у меня здесь неплохой авторитет и значительное окружение».
Так писал ей Витас, и Мила была заинтригована его предложением. Она, конечно, и в Москве устроена была совсем неплохо, и работа у нее была престижная, с далеко идущими перспективами, но стажировка в Великобритании, да еще в области психиатрии, не повредит никому.
«Интересно, зачем он мне это предлагает? Только лишь как хорошему специалисту с нестандартными способностями? Не думаю, скорее всего, он хочет возобновить наши отношения», – думала Мила и немного волновалась.
А волновалась она скорее всего из-за Дмитрия. Она понимала, что эта идея вряд ли ему понравится. Мила решила ничего не говорить брату до тех пор, пока все не прояснится. Но ответила она Витасу сразу же. Ей определенно хотелось поехать в Англию, но она понимала, что подготовка к этой поездке займет очень много времени, быстро такие дела не делаются.
Она написала, что рада его письму и с воодушевлением приняла предложение о протекции. Почему бы и нет, если это возможно? Мила поинтересовалась, какие документы ей надо подготовить, нужны ли ее статьи, научные работы или какие-то рекомендации. Она не хотела терять времени, поэтому решила заняться подготовкой как можно скорее.
Витас написал ей, что если она согласна, и он займется этим сразу же, то уже к следующей весне Мила вполне может быть рядом с ним.
«Немедленно бери курс разговорного английского языка с медицинским уклоном, изучай терминологию, учись писать и говорить так, чтобы ты была коммуникабельной сразу же по приезде сюда», – писал ей Витас, и Мила всерьез задумалась над этим.
Индивидуальный курс искать пришлось довольно долго. В группе заниматься она не хотела, да и учителя ей хотелось найти только англоговорящего, то есть носителя языка. Она вдруг вспомнила, что Неля Камышова работает на переводческом факультете Института Иностранных языков. Она позвонила ей и попросила помочь.
- Ты знаешь, я с лингвистикой связана, у нас нет носителей английского языка. Но по-моему есть кто-то в отделении межкультурной коммуникации. Я поинтересуюсь. А зачем тебе? В Англию едешь? – в лоб спросила Неля, и Мила немного смутилась.
- Да вроде того, - ответила она неуверенно.
- Понятно. Если к Витасу, то я одобряю. Стоящий мужчина, поверь мне, Милочка, - говорила Неля доверительным тоном.
Миле почему-то стало неловко, и она решила оправдаться.
- Да нет, это скорее по работе, при чем тут Витас? Я хочу карьеру сделать, есть шанс, пытаюсь его использовать.
- Ну-ну, только смотри, не промахнись, а то карьера карьерой, а одинокой и незамужней она тебе вряд ли принесет много радости в жизни.
Миле такой разговор не понравился, и она, поблагодарив Нелю, поспешила повесить трубку. Та обещала ей перезвонить, как только найдет подходящего человека. Перезвонила она примерно через пару недель, но не Миле, а Дмитрию на работу.
- Послушай, Дима, ты наверное в курсе, что Мила ищет учителя английского языка? Передай ей, что есть человек, с ним необходимо очень быстро встретиться, а то он предельно занят. Сейчас он сможет ее взять, а через неделю уже вряд ли. Пусть Мила мне позвонит, а то я ваш домашний телефон потеряла.
Дмитрий удивился, но у Нели ничего расспрашивать не стал. Решил поговорить с Милой. Честно говоря, ему не понравилось то, что у Милы появились какие-то секреты от него. Почему она ничего ему не сказала? Зачем ей курсы английского языка?
«Хорошо хоть не литовского, а то тогда хоть караул кричи», – подумал Дмитрий и немного успокоился.
Ну мало ли что, его сестренка всегда была немного экспансивной. Приходящие ей в голову идеи она реализовывала быстро и без промедления. Сейчас решила выучить английский, ну что ж, похвально. Будет Шекспира в подлиннике читать. А может ей это нужно для работы?
Придя домой, Дмитрий застал Милу за чашкой горячего шоколада. Она сидела в гостиной, пила шоколад и читала журнал.
- Привет, красавица. Ты одна? А где родители? – спросил он веселым беззаботным тоном.
- Не знаю, Димочка. Ты чего такой радостный? Сто долларов нашел?
- Тоже мне, радость. Я просто принес тебе хорошее известие. Мне Неля Камышова звонила, просила тебе передать, что нашла для тебя учителя, надеюсь, пожилого дядечку, который согласен обучать тебя английскому языку, если ты позвонишь ей немедленно.
У Милы похолодело внутри. Этого только не хватало! Сейчас начнутся разборки, зачем да почему. Она смотрела на брата удивленно и подыскивала правильные слова для ответа.
- Мила, очнись. Ты что, забыла, что искала учителя? Кстати, зачем тебе уроки английского? Ты же столько лет учила его, то в школе, то в институте? – Дима разговаривал по-прежнему весело, но Миле это не нравилось.
Нужно было что-то отвечать, и она сказала:

- Дим, я пока не готова тебе ответить. Видишь ли, мне в перспективе светит зарубежная стажировка, это пока не точно, но я не хочу время терять. Нужно поспециализироваться в терминологии, вот я и решила позаниматься, пока вопрос решается.
- Вот как? А чего молчала? Куда ты собираешься, когда? – Дмитрий вдруг стал озабоченным, и в голосе звучали тревожные ноты.
Мила ответила как можно спокойнее:
- Ну я же сказала, что пока ничего не знаю. Я все тебе расскажу, когда вопрос решится. Чего заранее это обсуждать? Все пока на воде вилами написано. Да и сглазить я боюсь. Давай подождем, а за хорошую весть спасибо. Я завтра же позвоню Неле.
- Позвони. Она говорит, что телефон твой потеряла, поэтому и позвонила мне на работу. Странно все как-то.
Дима вышел из комнаты, и Мила облегченно вздохнула. Она плохо себе представляла, как скажет Дмитрию, что едет в Англию по протекции Витаса. Хотя в конце концов, что в этом особенного? Нравится Диме Витас, или нет – это никак не может отражаться на ее учебе и карьере. Она не замуж выходить за него едет, а работать. А хоть бы и замуж? Что в этом такого особенного?
Но Мила хорошо знала характер своего брата и отчетливо понимала, что все это Дмитрию не понравится, и от этого ей было и досадно, и приятно. Его трогательная забота о ней волновала Милу до глубины души. И на какой-то момент ей даже захотелось подразнить брата, пусть позлится, поревнует ее. А она все равно уедет, и любить ее из-за этого он меньше не станет.

* * *

Суховатая, неопределенных лет леди по имени Кейт Клиффорд ожидала Милу в сквере у кинотеатра «Россия». Мила узнала ее сразу. Она сидела на лавочке в красивом светло-бежевом пальто и читала «Таймс». Мила поздоровалась с ней по-английски, Кейт улыбнулась и протянула Миле руку.
- Здравствуйте, - сказала она и добавила: - я знаю, что сначала был договор с мистером Бланкетом, но он срочно отбыл домой и попросил меня помочь вам. Вы специализируетесь в медицине?
- Да, миссис Клиффорд, точнее, в психиатрии. Я хочу поехать в Великобританию на стажировку, для меня очень важно владеть языком как можно лучше.
- Понятно. Сколько у нас времени есть?
- Полгода, я думаю.
- Прекрасно. Мы будем заниматься два раза в неделю, и я буду давать вам много домашней работы. Это необходимое условие, без этого мы не достигнем большого прогресса. Вы меня понимаете?

- Да, миссис Клиффорд, конечно. Я буду стараться. Только можно вас попросить, мы должны делать уклон на разговорном английском. Я знаю грамматику очень хорошо, и со спелингом у меня все в порядке, а вот разговорной практики нет совсем. Ну и терминология, конечно, тут я буду зубрить до посинения…
- Простите, Людмила, я не совсем поняла… как это «до посинения»? Что это значит?
- Извините, это сленг. Знаете, можно замерзнуть до посинения, то есть очень сильно, так, что кожа станет синей. Вот так и я собираюсь учить, очень сильно, до изнеможения еще можно сказать.

- Ну что вы! Это совсем не обязательно. Нужно, чтобы учеба приносила вам удовольствие, иначе, вы не будете любить наши занятия, и они буду проходить с плохим результатом. Давайте настраиваться на лучшее, у вас получится, я уверена.
Миссис Клиффорд говорила с заметным акцентом и предложения строила немного на иностранный манер, но тем не менее, объясняться с ней было легко, а общаться приятно. Она правда почти не улыбалась, и от этого выглядела чрезвычайно серьезной, но так Мила себе ее и представляла. Обговорили первый день занятий и расстались. Решено было, что Мила будет приезжать к миссис Клиффорд домой на Профсоюзную улицу по понедельникам и средам сразу после работы.
- Не обедайте, приходите сразу ко мне. Мы будем пить чай с бутербродами, это я беру на себя, - сказала Кейт, и Мила немного смутилась.

Потом она подумала, что будет приносить с собой пирожные или булочки и успокоилась.
Занятия начались очень успешно. Миссис Клиффорд похвалила Милу и сказала, что у нее «хороший базис, теперь надо надстройку возводить». За два месяца занятий Мила намного продвинулась в своих познаниях английского языка. Почти ежедневно она смотрела дома один и тот же фильм, полюбившейся ей сначала, но ужасно надоевший к концу первого месяца. Небезызвестный и нашумевший фильм «Её величество миссис Браун» с Джуди Денч и Билли Конноли в главных ролях был действительно хорошо поставлен и рассказывал о необычайных, так до конца и неясных взаимоотношениях английской вдовствующей королевы Виктории и ее слуги, простого дворянина мистера Брауна. Это была идея миссис Клиффорд и частью ее методики обучения языку.

Целью ежедневного просмотра этого фильма было стопроцентное понимание разговоров, речей и диалогов. Многие фразы отчетливо запоминались, и их легко было повторять, а потом на их основе строить подобные выражения уже самой. Мила старалась. Ей во что бы то ни стало хотелось достигнуть максимума, и она вновь и вновь смотрела «Миссис Браун», и по ночам ей теперь снились красивые сны из жизни аристократов, приближенных к королевскому двору.
Мила полностью погрузилась в работу и учебу. Она чувствовала приближение глобальных перемен в ее жизни, и это вдохновляло ее. Дмитрий наблюдал за сестрой и радовался, что наконец-то Мила вышла из состояния заторможенности, если не сказать депрессии, в котором она находилась последнее время.
Но неожиданно стройный распорядок их семейной жизни был нарушен. Однажды вечером, придя с работы, Мила объявила, что ее отправляют в командировку.

- Я еду в Санкт-Петербург на конференцию. Буду выступать с докладом по своим последним изысканиям. Надо купить новую дубленку, там уже совсем холодно. Дима, давай по магазинам поездим в субботу, поищем чего-нибудь стоящее.
Дима охотно согласился. В субботу с утра они отправились в Пассаж, потратили там полдня, но дубленку нашли. Красивая бежевая длинная дубленка очень шла Миле, была легкой, удобной, комфортной. Заехали и за билетом, купили СВ, и Мила стала собираться в дорогу. Уезжать нужно было в следующее воскресенье, понедельник – день прибытия, а открывалась конференция во вторник.
- Жаль, что занятия английским языком придется приостановить. Возьму с собой учебник, буду там заниматься вечерами, когда сделаю свой доклад.

- «Миссис Браун» не забудь, - пошутил Дима, а Мила глянула на него недобрым взглядом.
- Да нет уж, оставлю тебе, Димочка. Посмотри тут без меня, потом расскажешь, что понял.

Милу провожали на вокзал всей семьей. Вероника Аркадьевна сетовала на то, что дочь не полетела самолетом, сама она поездов не любила, и даже чистый уютный СВ не внушил ей большого доверия.
- Будь осторожна, Мила. Постарайся не покидать купе без надобности.
- Мама, я постараюсь, не волнуйся. Путь недальний, ничего со мной не случится. Ты же знаешь, я не выношу самолеты, ну что мне теперь, на такси туда ехать?
Вероника Аркадьевна обиженно замолчала, а Станислав Мартынович, обняв жену за плечи, лишь сказал:
- Девочки, не расстраивайтесь по пустякам. Мила преспокойно доберется до Ленинграда, - он принципиально называл Санкт-Петербург Ленинградом, он там родился, вырос, закончил Университет, и все это было дорого его сердцу, - позвони нам, Милочка, как доберешься.

- Не знаю, папа. Не могу обещать. Будет телефон в номере, позвоню, а нет, то извините. Позвоню как-нибудь попозже, после доклада хотя бы.
Дима молчал, он не волновался за Милу и ее путешествие, он только сожалел, что не может поехать с ней.
Наконец поезд тронулся, Мила улыбалась, махала всем из окна и послала нежный воздушный поцелуй своему брату. Она видела его глаза и долго помнила потом этот взгляд, полный любви, сожаления и нежелания долгой разлуки. У нее защемило сердце, и она опять подумала о том, что слишком близко к сердцу принимает чувства брата.
В купе Мила ехала одна, и это ее вполне устраивало. Она большую часть времени лежала с книжкой, дремала, отдыхала. Иногда перекусывала, с собой у нее были вкусные мамины пирожки с картошкой и грибами, пара свежих огурчиков, термос с куриным бульоном и несколько сочных, ароматных яблок. Несколько раз Мила пила чай, который ей приносила холеная, хорошо обученная своему делу проводница. Чай в СВ подавали в тонких чайных стаканах, вставленных в мельхиоровые подстаканники, и это Миле очень нравилось, в этом она видела какой-то шик.

И все же Миле надоело безвылазно сидеть в купе. Уже проехали Клин и Тверь, поезд сделал очередную остановку, и Мила решила выглянуть из купе. Была ночь, непродолжительная стоянка в Вышнем Волочке заставляла народ суетливо пробираться к выходу, кто-то подсаживался, где-то плакал ребенок, Мила стояла в проходе и понимала, что она мешает пассажирам. Уловив на себе чей-то тяжелый взгляд, она опять зашла в купе и закрыла за собой дверь.
«Хоть бы не подсадили никого!» – подумала Мила и забралась с ногами на свою полку, точнее, это был мягкий и удобный диванчик.
Она закуталась теплым одеялом и стала читать. Спать ей не хотелось, да и шумно было за окном и в поезде, она решила, что уснет потом, когда все успокоится, и поезд тронется вновь.
Мила уже стала засыпать, когда в дверь тихонечко постучали.

- Кто там? – спросила недовольная спросонья Мила.
- Девушка, откройте на минуточку! – услышала она голос проводницы и нехотя открыла дверь.
- Вы меня извините ради бога, но мне необходимо проверить ваши документы. Это простая формальность, мы получили распоряжение…милиция кого-то ищет, но я уверена, вам не о чем беспокоиться.
Мила была удивлена. Проводница говорила с ней, не глядя ей в глаза и вообще вела себя как-то неуверенно. Проверка документов сама по себе не показалась Миле странной, ну мало ли что, всякое бывает, но вот проводница не так должна была бы их проверять.
- Вы только у меня их проверяете или у всех пассажиров? – спросила вдруг Мила, и проводница, густо покраснев, ответила:
- Нет, только у молодых женщин и девушек. Извините.
- Да ради бога, проверяйте. Я Лагутина Людмила Станиславовна, еду из Москвы в Санкт-Петербург на конференцию, вот мой паспорт.
С этими словами Мила протянула проводнице свой паспорт, который находился у нее в сумочке, та быстро просмотрела его и, ни слова не говоря, вышла.

«Странная проверка…» - подумала Мила, убрала паспорт и легла спать.
Поезд прибывал в Санкт-Петербург рано утром. Мила подумала, что вряд ли какие-то еще остановки будут на пути и опять попыталась заснуть. Но что-то тревожило ее, то ли эта странная проверка, то ли какое-то предчувствие, одним словом, Миле не спалось. Ей даже показалось, что кто-то стоит у нее за дверью, она нутром ощущала чье-то присутствие, и ей стало не по себе. Но постепенно девушка успокоилась, она понимала, что ничего с ней не случится, пока она находится в купе с запертой дверью.
Поезд прибыл в Санкт-Петербург около восьми часов утра. За окном то ли дождь моросил, то ли колкий снег, ударяясь об стекло, сразу же превращался в капли, было еще темно. Монотонный голос репродуктора сообщал о прибытии поезда из Москвы, и уставшие пассажиры спешили выйти на перрон, как будто там их ожидало что-то приятное. Мила поежилась, оделась, укуталась шарфом по самый подбородок, натянула на уши свою красивую вязаную шапочку, а сверху накинула капюшон дубленки.

Выйдя на перрон, она оглянулась и направилась к выходу, а точнее, к стоянке такси. Для нее был забронирован номер в гостинице Советская, и Миле неимоверно хотелось скорее добраться до места, принять горячий душ, немного отдохнуть и вкусно позавтракать. Подойдя к очереди на такси, она немного расстроилась, поняв, что стоять ей здесь придется не менее получаса.
- Извините, вы Людмила Станиславовна? Прибыли на конференцию? – услышала она рядом с собой мужской голос и вздрогнула от неожиданности.
Рядом с ней стоял высокий молодой мужчина в кожаной куртке на меху и без головного убора.

- Да, это я, - удивленно ответила Мила и внимательно посмотрела на парня.
Тот улыбнулся, протянул ей руку и сказал:
- Ну вот и хорошо, а то я боялся, что вас не узнаю. Пойдемте в машину, меня прислали вас встречать, а я только и знал, что номер вагона.
Мила машинально последовала за ним.
- Когда я подошел, - продолжал он, - пассажиры уже все вышли, поезд ведь раньше минут на десять пришел. Спросил проводницу, она сказала, что девушка ехала на конференцию, описала вас. Побежал искать, нашел вот по описанию, точнее, по дубленке.
Парень говорил быстро, и шел быстро. Мила еле поспевала за ним.
- Минуточку, подождите, я не могу так быстро, - сказала она, - и меня не должны были встречать, это какая-то ошибка.
- Нет никакой ошибки, всех встречают. Пойдемте, вон машина ждет, видите, такси. Это за нами.

Мила увидела такси на обочине, но когда подошли поближе, она заметила еще одного человека на заднем сидении.
- Он тоже командированный, - сказал парень и открыл перед Милой дверцу машины. – Садитесь.
Мила села рядом с пассажиром, ее встречающий сел вперед, захлопнул дверцу, и машина тронулась с места.
- В Колпино! – услышала Мила и не успела даже испугаться.
Ее сосед крепко взял ее за руку, прижал к себе и сказал:
- Тихо, без паники. Здесь все свои. Не рыпайся.
- Вы что, с ума сошли? – выкрикнула Мила и тут же получила сильный тычок в бок.
Она вскрикнула от боли и закричала:
- Остановите машину, немедленно, слышите! Я вас…я на вас…
Но договорить ей не дали. Сидящий рядом дородный мужчина обхватил ее за шею и зажал рот рукой в перчатке, второй рукой он сильно стиснул девушку, не давая ей никакой возможности сопротивляться.

- Ребята, мы так не договаривались, - услышала Мила голос таксиста и рванулась было вперед, но бесполезно: она была буквально придавлена к сидению машины.
Встречавший ее мужчина полуобернулся, посмотрел на нее и сказал таксисту:
- Не волнуйся, братан. Мой друг отыскал сбежавшую жену, дело житейское. Тройной тариф, как и обещали.
Мила опять попыталась что-то сказать и обратиться к водителю за помощью, но у нее ничего не получилось, ее невнятное мычание водитель не воспринял, и машина продолжала нестись по шоссе, увозя Милу неизвестно куда, непонятно зачем и почему.

 

Глава 14

TwinsПрошло долгих пять минут, а может и больше, прежде, чем Настя поняла, что звонивший в дверь ее квартиры ключей не имеет, а то бы уже вошел. Сердце ее билось учащенно и с перерывами, она стояла посреди прихожей, боясь пошевелиться и не знала, что ей дальше предпринять.

Вдруг она услышала приглушенные голоса за дверью и тихонечко, на цыпочках подошла к двери и стала прислушиваться. До ее слуха донеслись отдельные слова, говорила женщина:

- Звони в милицию… нет, позвони по тому телефону, который оставили нам эти двое… на перекидном календаре номер записан…звони, я тут постою…
И все в таком духе. Настя изрядно разволновалась, она поняла о ком идет речь. Скорее всего, те, кто убили Марата, попросили соседей проследить за квартирой и сообщить им, если кто-нибудь появится. А она-то думала, что осталась незамеченной, ходила тихонечко, как мышка, свет не включала, и все же ее выследили. Что теперь делать, она не представляла. Нужно было исчезать, скрываться, но как? Ее соседка по лестничной клетке женщина упрямая и недоброжелательная. Она не даст ей уйти, нужно было действовать быстро и хитро. Настя осторожно вышла на балкон и проверила наличие пожарной лестницы. Еще Марат ей когда-то говорил:

- Пожарная лестница у тебя прямо рядом с балконом. Хорошая вещь, может выручить в трудную минуту.
Вот она и наступила, эта минута. Нужно было решаться. Настя сбросила вниз коробку с «Тайдом», сумку с вещами и стала перебираться через балконные перила на пожарную лестницу, железную, холодную, скользкую и не внушающую никакого доверия. Ей было страшно. Настя знала, что спуститься по такой лестнице днем при нормальной температуре пара пустяков, но сейчас, ночью, в мороз это было трудным испытанием. Но у нее не было выхода, как у лисы в капкане, которая перекусывала собственную ногу, чтобы избежать смертельной участи.
Настя карабкалась вниз по обледеневшим ступенькам и думала только об одном, как бы ей не сорваться, и как бы ее никто не заметил, а то поднимется шум, приедет милиция и все, ее затея потерпит полный крах, а если еще и наркотики обнаружат, то тогда – прощай молодость! Тюрьма, которая, пожалуй хуже смерти.

Такие невеселые мысли блуждали в Настиной голове, пока она спускалась по чугунной лестнице, а внизу ее ждал сюрприз. На уровне второго этажа лестница вдруг заканчивалась, и нужно было прыгать вниз. Или оставаться на лестнице до утра, пока кто-нибудь не поможет ей слезть. Второй вариант отпал сам собой, и бедная, окоченевшая на ветренном морозце Настя, зажмурила глаза и сиганула чуть-чуть в сторону, в небольшой сугроб, плохо оттолкнувшись от обледеневшей ступеньки. Оказалось, что это и не сугроб вовсе, рано еще для сугробов. Это была куча осенних листьев слегка припорошенная снегом. Но тем не менее, ей повезло. Упала она удачно, хотя при этом, правда, сильно ушибла колено о что-то твердое, то ли о камень, то ли о свою же коробку. Но разбираться было некогда. Девушка быстро вскочила на ноги, немного вскрикнув от боли, схватила коробку со стиральным (и не только) порошком, сумку и бросилась бежать к темному проулку, чтобы как можно скорее уйти подальше от этого страшного места, где буквально несколько минут назад ее ожидала смертельная опасность.

В общежитии сельскохозяйственного техникума Настя появилась уже заполночь. Она изрядно хромала, выглядела испуганной, и суровая женщина-комендант как-то странно взглянув на нее, пробурчала:
- Чего шляетесь по ночам? Порошок зачем притащила? Стирать здесь негде. Носит нелегкая…
Но Настя не слушала ее, она поковыляла в свою комнату с единственным желанием рухнуть на постель и заснуть. Колено болело, вся нога ныла, и силы практически покидали ее. Виталий беззаботно спал, в комнате было жарко, и запах перегара смешивался с запахом недоеденной колбасы и дорогого французского мыла Виталия, которое лежало на раковине за занавеской.

Настя кое-как умылась с этим превосходным, хоть и мужским мылом, выпила остатки водки, прямо залпом, без закуски и без сил упала на кровать. Ей удалось быстро заснуть, а когда она проснулась, было уже утро. Виталий шумно плескался за клеенчатой занавеской и даже что-то напевал.
- Сколько времени? – спросила его Настя.
- А тебе сколько нужно? Времени у нас вагон, но если ты будешь дрыхнуть как сурок, то мы его растеряем напрасно. Подъем, пи-пи, умывание и вперед! Нас ждут великие дела, подруга!
Виталий балагурил без умолку, и это ужасно раздражало Настю. Ей вдруг показалось, что такое игривое настроение совершенно не к месту и не соответствует серьезности момента.

Но она промолчала, важнее было сейчас собраться с духом, встать и действительно приняться за дела. Настя слегка приподнялась и попробовала пошевелить ногой, боль пронизала ее от кончиков пальцев до бедра. Настя осторожно спустила больную ногу с кровати и посмотрела на свое колено. Оно изрядно распухло и выглядело прямо-таки неважно.
- Господи боже! Это еще что? Гангрена – предвестник ампутации? – услышала она идиотские слова своего приятеля и взглянула на него так, что он ретировался за занавеску.
- Козел долбаный! Язык бы тебе ампутировать, чтобы не хлестал им, как помелом, - пожелала Настя своему товарищу и чувствовалось, что говорит она от души.
- Ладно, кончай базар. Где ты так? Упала что ли, или заражение, воспаление? Вчера ведь все нормально было?
Настя хотела изначально скрыть от Виталия, что она посещала свою квартиру, но теперь поняла, что это ей не удастся. Никакой правдоподобной истории она сочинить не успела, поэтому рассказала ему все, как было.
- Так, понятно. Значит, тебя действительно секут, да еще как секут. Что ж, дело осложняется. Гонорар, стало быть, растет в цене.

- Ты что, опять за свое? Не строй из себя Остапа Бендера. Ты все это знал изначально.
- Ну конечно, особенно про твое распухшее колено. Теперь на меня нагрузка большая ложится, ты-то куда годишься такая? А из своей квартиры ты там деньжат не прихватила? Странно как-то, втихаря, втихомолку. Зачем ты туда поперлась?
- За шмотками. И проверить хотела, живет там кто или нет. Там все, как было, никто там, похоже, не появлялся после меня.

Незадачливые компаньоны стали думать, как им быть дальше. Версия с ремонтом пожарного щитка уже не показалась им такой разумной, как накануне. Хотелось придумать что-то другое, но увы, на ум больше ничего не приходило.
- Ладно, ты лежи пока. Я пойду в магазин, куплю все же красной краски, кисточку, и хотя бы просто покрашу этот чертов щиток, поторчу там с полдня.
Виталий сделал Насте бутерброд из остатков колбасы, принес кипятку, заварил чаю, положил на тарелочку вафель, и все это заботливо разместил на стуле, накрыв его предварительно полотенцем. Он придвинул стул с импровизированным завтраком к Настиной кровати, и ушел.
- Так-то лучше, - пробурчала Настя и принялась за еду, хотя аппетита особого не ощущала.
Она решила провести сегодняшний день в кровати, нужно было дать ноге успокоиться по-хорошему. Потом можно будет наложить тугую повязку, а пока лучше ей не шевелить. Но это было невозможно. Нужно было идти в туалет по всему коридору, да еще и не раз. Настя была в отчаянии, чувствовала себя абсолютно беспомощной и бесполезной. Операция по добыче денег из квартиры Марата была на гране срыва, но Настя даже и думать об этом не хотела.

Она ждала Виталия с нетерпением. Ей хотелось поскорее узнать все, что ему удастся разведать. Виталий появился ближе к вечеру. Он притащил вместительный пакет, в котором оказались продукты, бинты, резиновая грелка и несколько пачек парацетамола.
- Зачем это все? – спросила Настя, когда Виталий выложил покупки на стол.
От него пахло свежей краской, и руки были выпачканы красным кое-где. Настя поняла, что он красил щиток. По выражению лица Виталия было ясно, что он что-то знает.
- Говори давай, не тяни, - приказала Настя, но Виталий не отреагировал на ее повелительный тон.

- Подожди, дай в себя прийти. Видишь, после непосильных трудов еще и магазины с аптеками обошел. Грелку будешь с холодной водой прикладывать к ноге, желательно, всю ночь. Парацетамол – болеутоляющее, из бинтов повязку будем делать. Еще вопросы есть? Жратеньки хочешь?
- Не хочу. Расскажи мне все сначала. Надыбал чего-нибудь?
- Надыбал, живет там семья, муж, жена и маленький ребенок. Его зовут Илья.
- Кого, ребенка?
- О господи! Дура дурой. Мужика зовут Илья, бабу по-моему Наталья. Ребенка не знаю. Фамилию тоже не знаю. Он такой полноватый, лысоватый, с усами. Она так себе, веснушчатая физиономия, ноги кривые, лыбится без конца. Переехали совсем недавно, ремонта капитального не делали, спросили меня, не покрашу ли я им кухню, кумекаешь?
Настя кумекала, она пыталась по описанию Виталия догадаться, был ли это кто из ее знакомых, или нет. Никого подобного она вспомнить не могла. Она знала одного Илью в их кругу, но тот был худым долговязым брюнетом.

«Странно», - думала Настя, - «по идее, в квартиру должен был заселиться кто-то из своих, они же наверняка ищут деньги, раз угрохали Марата. А может, они их давно уже нашли?» – испугалась в глубине души Настя, но тут же успокоила себя: - «Нет, это вряд ли, нечего паниковать раньше времени».
- О чем задумалась, девушка? У тебя такой вид, что ты таблицу умножения забыла и пытаешься вспомнить, сколько будет семью восемь.
- Ладно, давай и правда поедим. Я не знаю такого Илью. Значит заселился кто-то незнакомый. На крутого похож?
- Да нет, вроде. Одеты они с турецкого рынка, она, правда, в песцовом полушубке, но дешевеньком. Тачки нет, она врач, он не знаю.

- Ну что ж, неплохо для начала. Только вот что, кухню красить ты им не будешь. Это нам ничего не даст. Работы на пару дней, скорее всего эта Наталья будет дома, вряд ли они одного тебя оставят. Или в выходные попросят поработать. Нет, это не вариант.
Настя рассуждала вслух, пока Виталий готовил ужин. Он принес скумбрию горячего копчения, которая пахла так вкусно, что у Насти потекли слюнки. Тупым и некчемным ножом Виталий пытался открыть банку с солеными огурцами, а Насте бросил пару банок импортного пива.
- Открой пока. Этот чертов нож годится только для намазывания масла на хлеб. Ну а ты что предлагаешь? Как иначе мы к ним в хату попадем?
- Надо подумать. Если это лохи, то это еще куда ни шло, а вот если крутые, то пиши пропало. Они никого к себе на пушечный выстрел на подпустят.
- Да нет, вряд ли. А, вот еще что! Чуть не забыл. Я слышал, как Наталья трепалась с соседкой на лестничной площадке, что они ищут няню для сына, ну чтобы его в садик отводить и из садика забирать, потом дома с ним сидеть, пока они с работы не придут. Как тебе такой вариант?
- Вот это уже получше. Да нет же! Это просто класс! Ты что, серьезно?
- Да. Только я думал, если ты с ребенком дома будешь, как ты деньги-то сможешь достать? Ты же говорила, что тебе чуть ли не стенки там придется ломать.

- Ну, это уже дело техники. Главное, туда проникнуть. Так, давай иди завтра к ним и говори, что ты согласен покрасить кухню в следующем месяце, а заодно скажи, что случайно слышал разговор про няню. Скажи, что твоя невеста, то бишь я, сможет помочь. Скажи, что я учусь в сельскохозяйственном техникуме, времени свободного много. Утром до занятий буду его, мол, отводить в садик, а после занятий забирать и приводить домой.
Настя продуцировала идеи с необыкновенной легкостью. Она без труда придумывала комбинации, на которые другой человек потратил бы пару дней. Виталию эта идея понравилась и, смачно запивая ароматную, тающую во рту скумбрию, консервированным пивом, он согласно кивал головой и одобряюще смотрел на Настю.
- Молодец! Я в тебе не ошибся. Пойду завтра же. Они дали мне телефон, но лучше заявиться домой, так, мол, и так, и покрасим мы вам, и за ребеночком присмотрим, пустите только на порог, дайте денежки забрать. Да, Настюха?
- Не трепись, лучше подумай, как разговаривать с ними будешь. Все должно выглядеть естественно. Если они что-то заподозрят, тогда все, хана. Другой возможности легально проникнуть в этот дом у нас не будет.
- Понял, не дурак. И вообще, ты с кем имеешь дело? Я тебе профессиональный артист или где?
- Пока нигде. Сказала бы я тебе в рифму, да выражаться не охота.
- Настя, что за грубости? Я по-моему не заслужил такого. Ты тут в койке кувыркаешься целый день, я там, рискуя жизнью почти что, вынюхиваю все, крашу непонятно зачем какой-то дурацкий щиток, обаяю жильцов, а ты нос воротишь, ругаешься, выражаешься. Что это такое? Я ведь и обидеться могу.

- Короче, завтра позвони им и скажи, что зайдешь вечером переговорить насчет кухни, посмотреть размеры, обсудить цвет и т.п. Пусть они тебя пригласят, ну а там и обо мне поговоришь. А сейчас давай мне грелку с холодной водой, помой посуду, а то рыбой будет вонять всю ночь, и спать.
- Таблетку выпей, командир «счастливой щуки», - проворчал Виталий и был рад, что Настя не стала расспрашивать его, что за щука и почему счастливая, потому что он и сам толком не знал, вроде бы кино такое смотрел в детстве.
На следующее утро Настя не чувствовала себя лучше. Нога все так же болела, ходить она не могла.
- Ну что ж, придется тебе говорить, где запрятаны деньги. Скорее всего мне придется добывать их самому, - многозначительно сказал Виталий, глядя на Настино колено.
- Ага, неси бумажку и карандаш, записывай. Какой ты шустрый, однако. Неужели ты и вправду думаешь, что я скажу тебе?
- Не думаю, конечно. Ну а что ты предлагаешь? Я не могу сидеть тут с тобой месяцами в этом захолустье. Меня на работе ждут, да и вообще, что за капризы, Настя? Давай что-то радикальное решать, не год же ты тут собираешься торчать.

- Ну ты что, не понимаешь что ли, что я не могу ходить?! Иди к этим жильцам, договаривайся пока насчет няни, поднимусь я через пару дней. Раньше они и не захотят встретиться, не сразу же они меня позовут.
- Ладно, я пойду, но ты лечи свое колено как хочешь. Может мазь какую купить? Может к врачу сходить тебе?
- Ну вот еще не хватало, светиться везде. Не пойду я ни к какому врачу. Попробую мочу поприкладывать, говорят помогает от ушибов.
Виталий скорчился от брезгливости и проговорил:
- О господи! Этого еще только не хватало! Может еще чего-нибудь из этой серии? Обмазать, походить денек-другой, и пройдет, а?
- Отстань со своими издевками. Все уже давно знают про уринотерапию, ты у нас один темный и отсталый.
Виталий пожал плечами, посмотрел на Настю, как на неразумного ребенка и стал собираться.
- Ладно, пойду пошатаюсь по городу, разузнаю чего-нибудь, а к вечеру нагряну к этим.
- Позвони сначала, а то будет выглядеть подозрительно.
- Есть, сэр! – сказал Виталий и исчез за дверью.

***

Настин план сработал. Наталья и ее муж Илья охотно согласились с предложением Виталия предоставить им няню.
- Понимаете, она студентка, невеста моя. Стипендия мизерная, родители не помогают. Она все равно ищет работу, так чем это не вариант?
- Конечно, - сказала радостная Наталья и даже пожала Виталию руку. – Когда ваша девушка сможет прийти? Мы ее с Олежкой познакомим, он у нас мальчик спокойный, с ним мало хлопот. Вот только ест плохо, надо будет вашей подружке постараться, упорно кормить его.
- Не волнуйтесь, она справится.
Наталья вдруг сказала Виталию:
- Вы знаете, у меня к вам такое доверие почему-то. Я бы ни за что не согласилась иметь дело с посторонним человеком, а с вами запросто. У вас такой интеллигентный и располагающий к себе вид, надеюсь, что и ваша девушка такого же плана.
- О, да! Она очень скромная, мухи не обидит. И серьезная. Вам нечего опасаться.

- Ну вот и прекрасно! – заявил вдруг молчавший до этой поры Илья. – Приходите с ней завтра часам к семи, там все и решим.
Виталий растерялся. Завтра его не устраивало. Он понимал, что Настя вряд ли будет способна прийти, а если придет хромая и больная, то ее скорее всего не возьмут.
- Хорошо! – тем не менее весело ответил он. – Нет проблем, придем!
С этими словами он попрощался с хозяевами и ушел. Всю дорогу он мучился, что завтра они прийти не смогут, а тогда можно упустить шанс. Заказчики не любят непунктуальных исполнителей. С этими невеселыми мыслями он пришел к Насте. В их комнате воняло, именно не пахло, а воняло дешевым дезодорантом. Видимо Настя выбрызгала весь флакон, чтобы заглушить запах своего народного лекарства.
- Настасья, ты что, обалдела? У меня нет противогаза, как я тут спать буду? – с порога набросился он на измучившуюся ожиданием больную Настю.
Но она никак не отреагировала на этот выпад. Но зато она поднялась с кровати, встала и дошла до раковины.
- Видишь, я уже передвигаться могу. Скоро все пройдет.

Виталий, надо сказать удивился такому результату доморощенного врачевания.
- О как! Это, я вам скажу, неслыханный скачок в мировой медицинской практике. А как насчет завтра? Они завтра вечером ждут нас на свидание. Будут тебя с Олежеком знакомить. А скорее всего, хотят на тебя посмотреть. Сможешь?
- Спросишь меня об этом завтра.
- Ну нет уж, моя дорогая. Завтра ты будешь поднята и поведена. Будь к этому готова, - многозначительно провозгласил Виталий, а Настя поморщилась, но ничего не ответила.
Но на следующий день с утра компаньонов ждало разочарование. Настя не смогла ни встать, ни дойти до раковины.
- Это пройдет. Надо сделать массаж икры и голени, растереть ступню. Давай я займусь нижней частью ноги, а ты помассируй выше колена, - предложил Виталий и не без удовольствия, осторожно и аккуратно пристроил красивую Настину ножку себе на колени.
После массажной процедуры Настя действительно почувствовала себя более уверенно и смогла встать на ноги.

К вечеру она нашла в себе силы выйти на улицу и отправиться к своим работодателям. Откладывать ей не хотелось ни на день. Настя стремилась попасть в бывшую квартиру Марата как можно скорее. Девушка изрядно прихрамывала, и они с Виталием сочинили версию о том, что она сегодня подскользнулась на лестнице у себя в техникуме, упала и сильно ушибла колено. Не повезло, короче.
Оделась Настя предельно просто, серое платье в клеточку с белым отложным воротничком, простые, в резиночку чулки, дешевые сапоги на искусственном меху и пальтишко, требующее смены.
- Ужас тихий, повеситься можно. Виталик, я так не пойду. Они меня на порог не пустят.
- Пустят. Наталья будет рада, что кто-то еще хуже нее одет.
Настя приободрилась, распушила парик и поправила слегка перекосившееся очки. Она себя не узнавала, но это было даже к лучшему в данной ситуации. Надо, чтобы ее ни одна живая душа не узнала.

Наталья и Илья Хромушины встретили молодых людей приветливо. Настя немного опасалась все же, что это кто-нибудь из ее бывших знакомых, но оказалось, что нет. Людей этих она никогда не видела, и было ясно сразу, что они не причастны к тому кругу, в котором она привыкла вращаться, живя в Маржуйске. Наталья все время улыбалась, была некрасивой, крупнозубой, но явно имела приветливый, дружелюбный нрав. Илья был молчалив, смотрел на посетителей немного изучающе и не скрывал этого.
Настя с Виталием, скромные молодые люди, тихонечко поздоровались с хозяевами и вошли в квартиру. Наталья сразу же предложила чай, они не отказались. К чаю пригласили и Олежку, шаловливого мальчугана с огненно-рыжими волосами и курносым веснушчатым лицом.
- Это что ли моя няня? – тут же, войдя в кухню, спросил он.
Настя скромно улыбнулась и сказала:
- Во-первых, здравствуй, Олег. Во-вторых, я пока не твоя няня, я только хочу ей стать, но мама и папа должны принять решение. А оно будет зависеть от того, как мы поладим с тобой.

Олег насупился и не стал продолжать разговор. Ему налили чай с молоком в маленькую голубую чашку, на которой был нарисован забавный слоник. Он стал пить чай, громко прихлебывая, а потянувшись за печеньем, обмакнул рукав свитера в чашку.
- Олег! Как ты себя ведешь? Сейчас выйдешь из-за стола, если не прекратишь притворяться поросенком! – нравоучительно сказала ему мать, и он насупился еще больше.
- А что, поросята очень даже симпатичные животные, розовые, смешные, забавные! А как Олежка, такой же как они или насупленный всегда? – спросила Настя, проявляя чудеса тонкого подхода к ребенку.
- Я никакой не поросенок вам! Они в лужах лежат, а я не пачкаюсь, когда гуляю. И они, когда вырастут, будут свиньями, а я дядей! – уверенно сказал Олег, отстаивая свое право быть хоть и маленьким, но человеком.
- А кем ты хочешь стать, когда вырастешь и будешь дядей? – к всеобщему одобрению спросила его Настя.

- Пароходы буду водить, и на подводной лодке работать, я капитаном буду.
- Ну вот и прекрасно! Капитаны – они народ серьезный. Знаешь, сколько много надо учиться на капитана? А начинать нужно уже сейчас. Книжки читать про моря и океаны, изучать подводный мир. Ты был когда-нибудь в морском музее? – продолжала Настя свою беседу.
- Был, меня дядя Марат водил один раз, когда я еще совсем маленький был.
При этих словах у Насти неприятно засосало под ложечкой. Упоминание имени Марата привело ее в ужасное волнение. Но она справилась с собой и только мельком глянула на Виталия, тот предательски побледнел.
- А хочешь, сходим еще раз? – спросила Настя. - Или тебе интереснее с твоим дядей? Мужчины, конечно же, лучше разбираются в морских делах.
- А дяди нет. Он уехал куда-то далеко. Я и с тобой могу сходить. Мам, можно?
- Конечно можно, сынок. – ответила довольная Наталья и вдруг спохватилась: - Ой, вы извините нас, мы даже имени вашего не спросили. С Виталиком мы познакомились, а вас как зовут?

- Татьяна, - поспешно ответила Настя, боясь, что Виталий опередит ее.
- Ну вот и хорошо. Папа, как ты думаешь, мы сможем отпустить Олежека в музей с тетей Таней? – игриво спросила Наталья, когда маленький Олег с нетерпением переводил взгляд с отца на мать.
- Ну почему бы и нет? Если он пообещает себя хорошо вести и слушаться тетю Таню, то разрешим.
- Я буду! Буду слушаться, буду вести, только дайте еще денег на мороженое, когда мы пойдем. Дядя Марат всегда мне покупал.
Все засмеялись, а Илья сказал:
- Деньги на мороженое – это уже дополнительная часть договора. Только если будешь хорошо есть.
Таким образом вопрос оказался решенным, и радостная Наталья подтвердила свое согласие взять Настю няней. Она для порядка спросила мнение своего мужа, тот молча кивнул и немногословно добавил:

- Бери, я-то тут при чем? Не справляешься сама, пусть девушка тебе поможет.
Обсудили вопрос понедельной платы, она оказалась довольно низкой, но Настя не спорила.
- Вы еще и кушать у нас можете, вместе с Олегом. Не стесняйтесь, обед всегда будет готов, вам только разогреть и покушать, но чтобы Олег ел обязательно. Это мое требование. Он любит покапризничать.
- Не волнуйтесь, он будет сыт. Я обещаю.
На том и расстались. Решено было начать со следующего понедельника, когда заживет нога, и няня сможет ходить без проблем.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  7 Июня 2011

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Hampton Court
Путешествия по Англии
Татьяна Фелпс
Хэмптон Корт - Дворец
Генриха VIII
...король потратил неимоверные суммы, подготавливая дворец для своей...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов