logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
27 Январяя 2010, Среда
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Последняя жертва Евы

Часть5
Предыдущая часть этой повести:

9

EvaВозвращение Евы домой не принесло ей желаемого облегчения. К себе она не попала, в театр идти не решилась в таком грязном и запущенном виде, и она отправилась домой к родителям.

Была пятница, рабочий день, и дома Ева застала только маму.Та открыла дверь и буквально кинулась к дочери, плача навзрыд и обнимая ее прямо на лестничной площадке. Ева тоже плакала и сквозь слезы просила маму успокоиться. Наконец, они вошли в дом.
«Они тебя отпустили? Отец утром отнес им деньги. Какие негодяи, как таких людей земля носит? Они тебе ничего не сделали, не надругались над тобой?»
«Мама, хорошая моя, успокойся, прошу тебя. Я в полном порядке, если не считать стресса. Только зря отец им деньги отдал. Я ведь сбежала от них, еще вчера».
«Ах ты, боже мой. Такие деньжищи пропали зря. Давай не будем отцу говорить, пусть думает, что они тебя отпустили. Их-то наверняка уже днем с огнем не найдешь, а Егор будет тут громы и молнии метать».
«Мама, мне как-то все равно. А как Станислав, ты с ним разговаривала?» – спросила Ева, и Наталья Игоревна приняла скорбное выражение и проговорила:
«Ой, Евочка, об этом тебе лучше с отцом поговорить».

«А что случилось? Он здоров? Он был здесь?» – Ева пыталась понять, что с ее мужем, осознав наконец, что она дорожит им и очень соскучилась.
«Ева, Станислав уехал из города. Меня мучают дурные предчувствия, но я не могу тебе их высказать. Это слишком серьезно. Поговори с отцом, я прошу тебя».
«Этого еще только не хватало!» - сказала Ева раздраженно. - «Ладно, сделай мне ванну пожалуйста с пеной, мне нужно отмокнуть, отмыться и принять человеческий облик».
Когда Ева вышла из ванной, отец был уже дома, и ей пришлось мобилизовать все свое мужество, чтобы быть готовой к любой его реакции на свое возвращение. Но изумлению ее не было границ, когда Егор Васильевич подошел к ней, чистой и душистой после ароматной ванны, положил руки на плечи и сказал:

«Ну и нахлебалась ты, Евангелина Егоровна. Вот как не слушаться отца и бежать замуж за проходимца. Ты уж прости, упустил я его, негодяя».
«Папа, что ты такое говоришь?! Что ты имеешь в виду?» – Ева смотрела на отца непонимающими, полными слез глазами.
«Не плачь, дочка. Самое главное, что ты вернулась. А я, можно сказать, нищ теперь. Все отдал, все, что у меня было, потому что я люблю тебя, и всегда любил. А ты променяла мою любовь на сомнительные похоти. И не спорь!»

Постепенно Ева узнала сногсшибательную новость о том, что это была авантюра Станислава, который специально затеял похищение, чтобы разорить Егора Васильевича и забрать все его деньги себе, отобрав выкуп у похитителей. Те, якобы, работали только за тысячу долларов. Это Ева знала, помнила из разговоров Толяна с Юрой, но они же называли заказчика «старым хреном», это она тоже помнила.
«Ах, ну да, он же, скорее всего, загримировался под старика. Не будет же он в натуральном виде такие вещи проделывать», – мелькнуло у нее в голове.

Почему она сразу поверила в эту историю? Что подтолкнуло ее к тому, чтобы ни минуты не усомниться в правдивости отца? Хотя, на какое-то время она пыталась отвести от себя эти мысли, слишком уж неправдоподобным выглядело это все, но когда отец вручил ей паспорт со штампом о разводе, ее как каленым железным прутом прожгли, она даже вскрикнула.
«Мама, ну что же это такое?! Как же так можно? Я что, совсем идиотка, жила с таким подлецом и не подозревала этого?!» – вопрошала она сквозь слезы, но мать скорбно поджала губы и молчала, опустив глаза.
Наверное, она тоже чувствовала свою вину, она ведь тоже не раскусила Станислава. Он всех вокруг пальца обвел, чего и говорить, хитер подлец.
«Да, дочка, вляпалась ты по самое не хочу. Но мы должны поставить на этом точку. В милиции я был, все рассказал. Они будут его искать. Не найдут - хорошо, найдут – еще лучше. Но тебе нужно быть очень осторожной. Он может в любой момент сюда нагрянуть, а это опасно».

Ева не слышала последних слов отца. Ей было нестерпимо больно, она страдала, и весь ее внутренний мир сжался в маленькую горячую точку, которая неистово клокотала у нее в груди и готова была выпрыгнуть наружу, разорвать Еву на части и уничтожить ее. Потом это чувство прошло, точка остыла, куда-то исчезла, и Ева почувствовала страшное опустошение, абсолютную апатию ко всему окружающему, и ей захотелось умереть. Позднее врачи поставили ей диагноз – депрессия, как следствие нервного потрясения.

В этом состоянии Ева пробыла долгие недели, и никакие средства и лекарства ей не помогали. Наталья Игоревна оставила работу и ухаживала за дочерью, а Егор Васильевич занял выжидательную позицию. Он ждал, когда Ева наконец придет в себя, тогда можно будет приступать ко второй части программы, выдать ее замуж за Севастьянова Бориса. Ну не пропадать же доходам с его акций, в конце-то концов.

* * *

Окончательно Ева пришла в себя только в середине лета. Но это уже была не та Ева, совсем не та. Угрюмая, молчаливая, неразговорчивая, она постоянно пребывала в плохом настроении, но уже не нуждалась в постельном режиме. Она все время о чем-то думала и, казалось, полностью была поглощена какими-то своими внутренними проблемами, которые не находили выхода и не обсуждались с другими. Даже со своей мамой она была скрытна и не хотела с ней делиться своими мыслями.
«Надо бы как-то поднять ее жизненный тонус», – говорила Наталья Игоревна мужу и искала совета.

Егор Васильевич на удивление проявил должное внимание к ее словам, что очень порадовало Наталью Игоревну. Она была рада тому, что ее муж изменил свое отношение к дочери.
«Жаль, что так поздно, но лучше поздно, чем никогда», – думала Евина мать.
Как бы в ответ на ее мысли, Егор Васильевич сказал как-то вечером жене:
«Почему бы вам с Евой не съездить в Болгарию на Золотые Пески? Прекрасное место для отдыха. Севастьянов жену с сыном отправляет, давайте и вы езжайте-ка. А что? Хорошая компания, ты Анну Ильиничну знаешь, да и молодежь скучать не будет».
Наталья Игоревна и сама подумывала: свозить бы Еву на курорт куда-нибудь, чтобы она отвлеклась от своих нехороших мыслей, погрелась бы на солнышке. Все на пользу пошло бы. А тут и муж как раз кстати со своим советом.

«Конечно, я с удовольствием. Думаю, и Ева не откажется».
Ева приняла это предложение совершенно равнодушно, без особых эмоций. Она согласилась ехать и не придала никакого значения тому, что они поедут с Севастьяновыми, с Борисом, в частности.
Она Бориса не знала и никогда не видела, но, встретившись в аэропорту, даже обрадовалась в душе, что будет не одна среди женщин. Честно говоря, она недолюбливала Анну Ильиничну, которую и видела-то раза два в своей жизни. Она казалась ей глуповатой и какой-то не от мира сего. А вот Борис Еве понравился. Высокий, в красивых дымчатых очках и дорогих фирменных вещах, он выглядел очень импозантно и современно. Только руки у него почему-то дрожали. Это, правда, было почти незаметно, но Ева все же обратила на это внимание. Еще Еве понравилась его молчаливость и корректность в разговоре. Он был немногословен, но весьма тактичен, и приятно улыбался, когда отвечал на вопросы.

Надо отметить, что к этому моменту отец с матерью, рассчитывая на его скорую женитьбу, принудили сына пройти курс лечения от пристрастия к наркотикам, завершившийся вполне благополучно. Врачи надеялись на то, что Борису удалось преодолеть барьер наркозависимости, и у него теперь есть весьма реальные шансы не возвращаться больше к пагубным привычкам.
Молодые люди как-то сразу сблизились. У Бориса никогда не было ни одного серьезного увлечения, хотя было много женщин, которыми он никогда не дорожил. В основном его подружками были девицы легкого поведения, таскающиеся по ночным клубам и ресторанам в поисках сомнительных развлечений. Серьезные девушки не задерживались рядом с ним более получаса, тут же раскусывая его сущность и низменные потребности. Но в глубине души ему хотелось встретить женщину, которая отнеслась бы к нему по-другому. Только таких он не встречал. Ева была первой.

После лечения Борис и впрямь задумал переменить образ жизни, ему не хотелось больше катиться по наклонной плоскости, хотя всю жизнь он только это и делал. Внешностью его бог не обидел, умен и талантлив он, правда, не был, но кое-что мог делать превосходно – оформлять интерьеры. Он знал об этом, так как уже неоднократно проявил себя, как мастер своего дела, но лень и нежелание работать не дали ему развить себя в этом направлении, и он затерялся среди огромного количества конкурентов, которые делали на этом хорошие деньги, хотя порой такими способностями, как Борис, не обладали.
Еве Борис решил не рассказывать о своей прошлой жизни: что было, то было. Пусть она оценивает его в совсем новом, даже для него самого, качестве. Он решил изменить свою жизнь и к старому не возвращаться. Никогда.

Ева же до сих пор остро переживала предательство Станислава. Она могла бы не поверить отцу, подозревая его в том, что он просто клевещет на нелюбимого зятя, чтобы отомстить ему за то, что он женился на Еве против его воли. Но мама, которая относилась к Станиславу хорошо и даже любила его, она-то бы не стала клеветать и наговаривать на него. Да к тому же этот подлый и низкий поступок с разводом. Как он посмел?! Неужели он боялся, что Ева его не отпустит, если бы он сказал ей обо всем прямо в глаза, по-человечески. Неужели для этого нужно было разыгрывать этот фарс с похищением? Подверг ее такому риску, да еще и отца ограбил!
В театре на Еву все тоже смотрели с сочувствием, и кто-то даже сказал:
«Мы не ожидали, что Урбенич окажется таким беспомощным и бросит тебя в беде. Это не по-мужски».
«Ничего себе, беспомощным», – думала Ева, - «знали бы вы, что он натворил на самом деле, тогда бы нашли для него другие эпитеты».

И только Семен Петрович, водитель, встретив Еву однажды, сказал ей:
«Я видел Стаса в последний момент перед отъездом. Ему грозила опасность, как мне показалось. Что случилось-то?»
«Вот у него бы и спрашивали. Я его не видела в последний момент и мне, честно говоря, наплевать на все, что с ним случилось».
«Зря ты так, дочка. Мне кажется, вам кто-то здорово насолил. Он тебе письмо оставил, хочешь, принесу завтра?»
«Нет, спасибо. Я прекрасно знаю, что он там написал. Ему место в мусорном ящике, этому письму».

И она повернулась и ушла, даже не представляя себе, какую важную роль сыграло бы это письмо в развитии дальнейших событий, если бы она прочитала его. Но, увы! Она перегнула палку, твердо поверив в то, что ее бывший муж оказался негодяем, совершившим против нее преступление и сломавшим ее жизнь. Ева ненавидела Станислава и поклялась отомстить ему, если у нее появится такая возможность.

10

EvaТри недели на Золотых Песках пролетели очень быстро. За это время все успели прекрасно загореть, отдохнуть, а молодые люди, казалось, влюбились друг в друга. Ева изменила слегка свой облик: она сделала очень короткую стрижку, придав волосам слегка взъерошенный вид, что ее очень молодило и необыкновенно шло ей.

У Евы была красивая фигура и смуглая кожа, и она прекрасно смотрелась на пляже в обоих своих купальниках: белоснежном и небесно-голубом.

Борис не отходил от нее ни на шаг. Ева любила исподтишка разглядывать его. Красивый профиль, блестящие темные волосы, широкие плечи. Немного, правда, худоват, но не тощий, ноги сильные и крепкие, руки мускулистые.

 Интересный мужчина, хотя в разговоре никогда не проявляет инициативы. Ева всегда о чем-нибудь рассказывала ему, а он слушал, слушал, никогда не перебивая ее и не высказывая своих суждений.
«Может, он мало начитан?» – думала Ева про себя и старалась проверить его интеллект, задавая ему различные вопросы и расспрашивая о работе, друзьях, интересах.
Оказалось, что Борис в настоящее время не работает, друзей не имеет, а интересы у него разнообразные, вот только театром и музыкой он не увлекается.

«Но я буду теперь. Ты мне столько много интересного рассказала, что мне прямо не терпится попасть в т��атр на первый же спектакль. Возьмешь меня?» – спросил он ее, обняв за плечи.
«Это как вести себя будешь. Плохих мальчиков в театр не водят», – пыталась отшутиться Ева.
«А куда водят плохих мальчиков, а? Может, я там на что-нибудь сгожусь?»
«Борис! Что за гнусные намеки?»
Они сидели на песке у воды и беспечно болтали. Им было хорошо вдвоем.
«А знаешь», – продолжила Ева, - «мне совсем не хочется уезжать, а тебе? Остался всего один день».

«Я вообще не хочу расставаться с тобой. Выходи за меня?»
Ева к этому разговору была не готова. Она резко повернулась, посмотрела на Бориса изумленным взглядом и ответила:
«Ничего себе, заявочка! Оригинально! Три недели знакомства, два поцелуя – и под венец. Ну и скор ты на руку, Борис Олегович».
Она не договорила. Борис крепко обнял ее и поцеловал долгим нежным поцелуем, держа одной рукой за талию, а другой гладя ее волосы на затылке.
«Ну вот, три поцелуя, в среднем один в неделю. Я люблю тебя, Ева. Давай поженимся, не упрямься, осчастливь несчастного, и тебе воздастся».
Борис говорил полу-шутливо, полу-серьезно, но смысл его слов сводился к одному: он делал ей предложение.

«Я должна подумать, Борис. Дай мне срок. Я не могу так, сразу. Я уже была замужем, и второй раз шагнуть в ту же самую реку я должна очень осторожно. Дело не в тебе, дело во мне. Я подумаю, разберусь в своих чувствах и дам тебе знать».
«Когда? Долго я буду ждать и мучиться?»
«Нет, не долго. Надеюсь, ты не ожидал, что я тут же дам тебе положительный ответ?»
«Нет, я боялся, что ты тут же дашь мне отрицательный. Так что я и так на седьмом небе от счастья. Но все равно, душа моя не спокойна и не успокоится до тех пор, пока ты не скажешь «да».
Ева по привычке сразу же подумала об отце. Как он воспримет ее очередное желание выйти замуж? Наверное сочтет это легкомысленным и опять обзовет вертихвосткой, распущенной и беспутной. Она тяжело вздохнула и подумала, что вряд ли ей придется дать Борису свое согласие. С отцом воевать она больше не хотела.

Вернувшись домой, Ева решила не форсировать событий и не ставить отца в известность о том, что она получила предложение от Бориса Севастьянова. Ей не хотелось нравоучений и скандалов. И от Бориса она старалась держаться подальше, на звонки его не отвечала и на вопрос мамы, встречается ли она с Борисом, уклончиво ответила:
«Нет, конечно. Почему это вдруг? Лето закончилось, курортный роман улетучился. Забудем об этом».
Мама только покачала головой и ничего не сказала. Отец сам вышел на этот разговор.
«Евангелина», – сказал он строго, - «Олег Максимович Севастьянов интересуется, почему ты не хочешь разговаривать с Борисом, скрываешься от него? Что-нибудь не так? Он обидел тебя чем-нибудь?»
Ева растерялась.

«Нет, не обидел. Борис хороший человек, но я не понимаю, почему я должна поддерживать с ним близкие или, извини, дружеские отношения?»
«Он сделал тебе предложение, насколько мне известно. Ты обещала подумать и дать свое согласие».
«Что?! Согласие? Откуда это стало известно тебе? Это неправда!»
«Что неправда, что он сделал тебе предложение?»
«Нет, что я обещала дать свое согласие, это неправда. Я вообще серьезно к этому разговору не отнеслась. Я уже была замужем, мне достаточно. Я не знаю его совсем, да и почему, собственно, я должна выходить замуж? Я не хочу».
«Ева, послушай меня. Ты допускаешь ошибку. Обжегшись на молоке, дуешь на воду. Борис любит тебя, и ты дала ему шанс надеяться, ты обещала подумать».

«Я подумала, я не хочу замуж, папа. Передай это, пожалуйста, Олегу Максимовичу».
Отец переменился в лице. Это очень насторожило Еву, она предчувствовала скандал. До нее никак не доходило, почему отец склоняет ее к этому замужеству, ей всегда казалось, что Егор Васильевич ярый противник того, чтобы Ева выходила замуж, и думала, что ее отказ отец оценит по достоинству. Но она опять просчиталась. На этот раз отец изменил своим принципам, он настаивал на обратном.
«Папа, Борис нигде не работает, он ведет праздный образ жизни, у нас разные интересы. Я думаю, мы не пара».
«Пусть тебя не волнует то, что он не работает. Ему не надо работать. У его отца хватит средств, чтобы содержать семью своего единственного сына. Да и тебе работать нужно только в свое удовольствие, так, чуть-чуть, чтобы от скуки не умереть. Я предоставил Севастьянову такую возможность, и это не твоего ума дело. Но я настаиваю на том, чтобы ты подумала хорошенько и приняла правильное решение. Я хочу, чтобы ты вышла за Бориса замуж! Все, разговор окончен».

Егор Васильевич резко встал и вышел из комнаты. Наталья Игоревна во время разговора не проронила ни слова. Она с сочувствием взирала на дочь, но когда они остались одни, подошла к Еве, села рядом и взяла ее за руку.
«Мама, что это за новости? Какая муха его укусила? Это что, финансово-политическая авантюра, в которой я всего лишь пешка?»
«Ева, не говори так. Отец хочет тебе добра. Он боится возвращения Станислава, который попытается вернуть тебя. Он хочет создать тебе тыл, устойчивую позицию. Ведь если ты будешь замужем, он не посмеет приблизиться к тебе».
«Мама, это бред! О Станиславе не может быть и речи. Я что, рехнулась что ли по вашему мнению?»
Ева долго не могла заснуть в эту ночь. Она не понимала до конца, что затеял отец, но предчувствовала нечто серьезное. Еще она знала, что раз отец что-то решил, то будет добиваться своего, чего бы это ему ни стоило. К тому же, ее мучила мысль, что она у него в долгу. Она разорила его, а причиной всему стал ее муж, от которого отец пытался ее уберечь в свое время, а она и слушать не хотела.

«Он всегда знает, что делает. Да, он крут, строг, несговорчив, но зато умен и прозорлив. Недаром его избрали на такой серьезный пост. Я должна быть помягче после того, что случилось со мной. Попытаюсь с ним еще раз поговорить, но если он будет настаивать на своем, ну что ж… так тому и быть».
С этими невеселыми мыслями Ева заснула. На следующий день, выходя с работы, она встретила Бориса. Он стоял у входа с огромным букетом роз и ждал ее.
«Привет», – сказала Ева, подойдя к нему.
Он был с иголочки одет и благоухал дорогим французским «Джорджио Армани».
«Здравствуй, Ева. Я пришел за ответом. Розы так, на всякий случай. Вдруг я получу согласие, а у меня и цветов нет с собой».

«А если не получишь, тогда что мне с ними делать?»
«Положишь на мою могилку».
Ева улыбнулась и взяла Бориса под руку.
«Извини, я еще не решила. Дай мне еще недельку. Мне нужно кое-что утрясти с моими родителями. У меня папа строгий, я должна соблюдать осторожность в принятии подобных решений».
«Хорошо, недельку дам. Кстати, твой папа – золотой человек. Он не будет против».
Они сходили в кафе, попили кофе, и Ева опять заметила, что у Бориса трясутся руки.
«Волнуется, наверное», – подумала она, но ей почему-то стало неприятно.
Дома она зашла к отцу в кабинет, чего раньше никогда не делала, и спросила:
«Папа, мы скоро будем переезжать в новый дом?»
В связи с назначением отца на высокую должность, его семье предоставлялось новое жилье, как и положено главе администрации. Егор Васильевич уставился на Еву круглыми от удивления глазами и спросил сурово:
«Что такое? Что за вопрос? Какие еще бредовые идеи пришли тебе в голову?»
Ева спокойно ответила:

«Никаких, только те, что ты мне сам посоветовал. Я решила выйти замуж за Бориса Севастьянова и вот думаю: сделать это до переезда или после?»
Отец, видимо, не знал, как отреагировать на такой фривольный тон дочери. Но она выполняла его волю, и он решил проигнорировать ее излишние вольности, хотя и не совсем.
«Хорошо, мы это обсудим, но прошу тебя, не забывайся, когда разговариваешь с отцом. Иди к себе, я позже дам тебе знать. Хвалю за благоразумие».
Еву стошнило от тона, которым разговаривал с ней отец. Она повернулась и вышла.

***

Красивую, пышную свадьбу сыграли в конце сентября. Ева на церемонии была грустной, Борис как всегда молчалив, но это, казалось, никого особо не беспокоило. Все внимание гости сосредоточили в основном на роскошном наряде невесты и на том, что родители не поскупились: на свадьбу они подарили молодым отдельную четырехкомнатную квартиру в новом доме на набережной и машину, роскошную серебристую «Ауди». А Ева даже и не подозревала, что деньги на все это большей частью пошли из доходов, которые ее отец получил от продажи имущества Станислава Урбенича.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие части этой повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 27 Января 2010

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

Tratzberg
Путешествия по Европе
Ольга Борн
Замки и Крепости Альп:
Замок Тратцберг (Австрия)
..замок расположен на хребте скалы...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609