logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
 31 Октября 2009, Суббота
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Костюм от Версаче

Часть 6
Предыдущая глава этой повести:

Первый день зимы застал Марину в постели, совершенно разбитую, уставшую и не способную на активные действия.

Она с трудом поднялась и позвонила в офис. Олег Янович выслушал ее очень внимательно и попросил не беспокоиться, оставаться дома, сколько потребуется и пообещал, что они с Натальей Аркадьевной справятся с делами.

Марина прошла в ванную. Она была настолько слаба, что держалась за стенку, идя по коридору. В ванной комнате, большой и просторной, она увидела свое отражение в одном из зеркальных проемов и испугалась.

Изжелта-сероватое лицо с синими кругами под глазами, растрепанные волосы, бледные потрескавшиеся губы, сутулые плечи – все говорило о полной разбалансировке ее организма. Она испытывала чувство голода и тошноты одновременно.

Но над всем этим давлело нестерпимое, угнетающее чувство страха, которое ничем невозможно было побороть.

Марина умылась холодной водой и тут заметила развешенное на сушилке чистое выстиранное белье: ее трусики, колготки, сорочку, полотенце. Она тут же вспомнила, что случилось вчера вечером и поняла, что Вероника приняла этот удар на себя. Она помогла Марине прийти в чувство, отвела ее в душ, напоила чаем, дала успокоительное и уложила в постель. А потом еще и выстирала ее вещи.Теплое чувство благодарности к этой чужой в сущности девушке тронуло Маринину душу. На кухне тоже был полный порядок. На столе записка:
«Мамочка, я не стал тебя будить утром, спешил на работу. Позвони мне, если понадобится. Прими таблетку. Целую. Вадим»
Ну вот, она не одна. Она окружена родными и заботливыми людьми. Надо как-то справляться с этим ужасом – так думалось Марине, пока она варила кофе. И как в ответ на ее мысли зазвонил телефон. Марина испугалась и не решилась взять трубку. Включился автоответчик:
«Марина, это Лев. Добрый день. Я заеду вечером после работы. Пока».
Марина неспеша выпила кофе и приняла оставленную Вероникой таблетку. Перед тем, как приехать, Лев снова позвонил и сказал, что заедет не один, а с Андриановым, так как он хочет знать подробности происшедшего и забрать вещественные доказательства.

Они приехали после шести вечера, и все это время до их прихода Марина практически провела в постели. Она испытывала чувство тяжелой дремы, но не спала. Одновременно, видя какие-то бессмысленные сны, она прекрасно слышала, что делалось во дворе, как там играли дети, хлопали парадные двери и подъезжали машины. Все эти реальные ощущения как бы накладывались на ее полудрему и уводили ее в какой-то незнакомый мир; она как бы существовала в двух измерениях – здесь, в комнате, и где-то еще, в каких-то коридорах, кулуарах, в которых она все время путалась, искала выход и не могла найти.

Наконец она очнулась. Ее разбудили голоса. Это пришли Лев, Вадим и Андрианов. Вадим сразу же прошел к ней и поинтересовался самочувствием.
«Я звонил тебе пару раз, но ты спала, должно быть. Ну как ты?»
«Да никак. Голова как свинцовая, а все тело как под водой, легкое и не слушается меня. Ладно, я выйду сейчас», - сказала Марина и стала подниматься с постели.
Кое-как причесав волосы и надев спортивный костюм, она вышла в гостиную. Андрианов и Сванидзе замолчали на полуслове и воззрились на нее. Марина поняла, что они в шоке.

«Мариночка Евгеньевна, голубушка, вы что-то совсем раскисли», - сказал Лев, подойдя к ней и вручив красивый букет желтых роз.
Он поцеловал ей руку, обнял за плечи и усадил на диван.
«Здравствуйте. Прошу меня извинить, я действительно не в форме», - проговорила Марина и посмотрела на Андрианова.
«Марина Евгеньевна, расскажите мне пожалуйста очень подробно, что вы обнаружили вчера дома, во сколько и где», - попросил тот.
Выражение лица Владимира Яковлевича было совершенно равнодушным. Он уже, казалось, не замечал перемен, произошедших с Мариной, или они ему были безразличны. Марина собралась с мыслями и без особых эмоций, но очень подробно описала картину, которую она застала вчера на собственной кухне, вернувшись домой.

«Так, отлично. Могу я взглянуть на все эт���� вещи, которые были на столе?» - спросил в свою очередь Андрианов.
Вадим принес бутылку виски, окурки в мешочке, вымытую пепельницу, и тут Андрианов спросил Марину про кольцо, о котором она, конечно, упомянула в разговоре.
«Ах да, кольцо! Боже мой, где же оно?» - Марина вскочила с дивана и занервничала. Она с отчаянием осознала, что совершенно не помнит, что она сделала с кольцом.

«Вадим, сынок, где оно? Я показывала его тебе?» - спросила она сына с надеждой на помощь.
«Нет, ты даже о нем не упоминала. Виски, кофе, сигареты, но ничего про кольцо. Мама, ты уверена, что...»

«Не делай из меня идиотку!» - вдруг резко оборвала его Марина, но тут же смутилась.«Извините, нервы. Мне надо сосредоточиться. Так, в хрустальном блюдечке было кольцо, я взяла его и... не помню».
Андрианов спросил Вадима:
«Блюдечко хрустальное, где оно? Можно его посмотреть?»
Но Вадим неопределенно пожал плечами и сказал, что не помнит никакого хрустального блюдечка.
«Но я посмотрю сейчас, минутку», - и он скрылся на кухне. Блюдечка он там не нашел, и Марине так и не удалось вспомнить, что она сделала с кольцом, когда его обнаружила.

Отпечатки пальцев, снятые с бутылки, никаких утешительных результатов не дали: обнаружились отпечатки Марины, Вадима, Вероники, которые сначала ввели Андрианова в заблуждение, так как Вадим не сразу сказал, что в доме в тот вечер была еще и Вероника, которая прибиралась в кухне. Окурки сигар тоже были бесполезны. Почти.
Владимиру Яковлевичу удалось найти три близлежащих коммерческих магазина, где продавались сигары «Café Crème», и только в одном из них имелся и «Jack Daniels». Продавец этого магазина вспомнил, как накануне днем этот вполне солидный набор покупала пара: мужчина и молодая женщина. Лиц он не запомнил, а одеты они были обыкновенно, он в темном пальто, она в коричневой дубленке. Под такое описание могло сойти пол-города. Даже Марина с Вадимом: у него есть темное пальто, у нее - коричневая дубленка. Только тогда было бы наоборот: женщина и молодой мужчина.

Судя по тому, что отпечатков пальцев продавца на бутылке не было обнаружено, она была тщательно вытерта до того, как к ней прикасались хозяева в доме Самойловых. Это снова наводило на мысль о том, что орудует кто-то из близкого окружения, кто может быть легко уличен. Вот почему он так тщательно уничтожил свои следы.
Марина ходом расследования не интересовалась. Она ждала результатов, промежуточных или конечных. Поэтому все детали Андрианов обсуждал со Львом Георгиевичем. Тот предоставил Владимиру список лиц, которые принимали участие в организации похорон Сергея. Это были в основном сослуживцы. Всех их Лев хорошо знал и каждого отрекомендовал в отдельности. Андрианов спросил его особо, кто именно относил одежду Сергея, в которую он был впоследствии облачен.

Попутно Андрианов разыскал служащего похоронного агентства, который получал одежду и обряжал Сергея в морге. Тот вспомнил и описал внешность мужчины, принесшего вещи – высокий, светловолосый, без очков, средних лет, а так же костюм, который он принес – цвет серый, пиджак на подкладке, однобортный. Когда Андрианов показал ему костюм от Версаче, мужчина только и сказал:
«Да похож, вроде. Столько времени прошло, и стольких уж я после этого обрядил. Как могу упомнить? Уж не серчай, начальник».
«Ну а кольцо обручальное было у него на пальце? Вспомни, это важно!»
«Ну коли и было, так расплавилось давно. Мы на эти вещи внимания не обращаем. А ежели бы я сам хоть одно кольцо с какого покойника снял, то век бы мучился. На что оно мне, начальник».

Он явно клонил не туда, и разговор становился бессмысленным. Вручив ему бутылку водки за напряженный труд мозгами, Андрианов ушел практически ни с чем.
Александр Сорокин был уже выписан из больницы и рыскал по городу в надежде встретить своего ночного обидчика. Но узнать его было возможно только в том случае, если коварный незнакомец всегда бы носил одну и ту же одежду, что мало вероятно. Ну а в лицо Александр его бы все равно не узнал.
Марине тем временем лучше не становилось. Она впала в депрессию, которая временами переходила в нервные срывы. Вадим и Вероника старались заботливо ухаживать за ней. Но это ее, казалось, тоже раздражало. Более терпимо Марина относилась, как ни странно, к Веронике.

Девушка не отходила от нее все свое свободное время и постоянно давала ей успокоительные таблетки, от которых Марина погружалась в тяжелый липкий сон. По ночам она часто вскрикивала, просыпалась в холодном поту от кошмаров, которые преследовали ее во сне, а проснувшись, иногда начинала разговаривать с Сергеем, находясь в полной уверенности в том, что он присутствует здесь, в ее спальне, и слышит ее. Вадим часто слышал ее крики и разговоры по ночам, и ему становилось не по себе.
«Вероника, я думаю, маме нужен врач. Мне кажется, что ей все хуже и хуже», - делился он со своей подругой, но она как будто не была в этом уверена.
«Нет, подождем пока. Врачи начнут ее колоть, это хуже. А потом – неминуемая клиника. Я выведу Марину Евгеньевну из депрессии, попробую с ней сеансы психотерапии. Я постараюсь, Вадим».

И действительно, через некоторое время Марине стало немного лучше. Появился аппетит, она снова стала выходить на улицу, правда, не одна, а в сопровождении Вадима или Вероники.
Однажды в выходной день Лев с Зосей пригласили их к себе на обед. Вадим попросил разрешения прийти с Вероникой. Лев заехал за ними на машине, и они отправились к Сванидзе. Обед был просто великолепным. Сочные горячие хачапури Лев приготовил сам. На долю Зоси выпали различные салаты, с которыми она тоже прекрасно справилась. А завершился обед чаепитием с тортом «Старая Рига», который был изготовлен на заказ все в той же кондитерской «Бисквиты». После обеда все расслабились и пребывали в хорошем благодушном настроении. Лев попросил Вадима занять дам чем-нибудь интересным, а Марину пригласил пройти к нему в кабинет.

«Мы просто поговорим», - тихо сказал он Вадиму, неодобрительно взглянувшему на него.
В кабинете, большом, теплом и уютном он усадил Марину в глубокое кожаное кресло, придвинул к ней маленький столик и поставил на него два хрустальных фужера. Потом окуда ни возьмись появилась бутылка «Киндзмараули», и красивое ярко-рубиновое вино заискрилось в хрустальных гранях бокалов.
«Марина, ну как ты? Вижу, что получше чисто внешне, но хотелось бы знать твое внутренне самочувствие».

«Лев, я потеряла себя. Я ничего не чувствую, никакого вкуса жизни. Я привыкла к страху и притерпелась ко всему, что с ним связано. Только меня не надо успокаивать, что это пройдет, хорошо?»
«Не буду. А что с обручальным кольцом? Оно нашлось?»
«Нет, увы! Может и правда, я схожу с ума. Я помню, что видела его, держала в руках, а куда его дела потом – не помню, хоть убей! Ну что мне оно, привиделось? Да и блюдечка хрустального нет. Бред больного воображения...»
«Марина, а откуда взялась эта девушка – подруга Вадима? Он что, влюблен в нее?!» - вдруг неожиданно спросил Лев.
«А что? Почему это тебя так беспокоит?» - реакция Марины была несколько агрессивной.

«Извини, Марина. Просто это новый человек, который появился рядом с тобой как раз в разгар событий. Мне это странно, вот и все. Я хочу присмотреться к ней».
«Пожалуйста, Лев, присматривайся. Эта чужая девушка поддерживает меня морально и помогает. Я не все могу доверить своему сыну, особенно, по женской части. А она без пяти минут врач».
«Ну прекрасно. Только прошу тебя, будь побдительней, последи за ней...» - он не договорил, так как Марина буквально взорвалась:
«Какую чушь ты несешь, полную ерунду, околесицу! Лев, опомнись! Это подруга моего сына, невеста его, если хочешь! Может, мне в сумасшедший дом от них спрятаться?! Там безопасно!»
«Марина! Не сгущай краски. Я не то имею в виду. Ну хочешь, я найму тебе сиделку, профессиональную медсестру, которая будет помогать тебе абсолютно во всем».

«Что, я так плоха? По-моему, мне не нужна сиделка. Вот когда я окажусь в инвалидном кресле, тогда поговорим», - тут Марина встала и вышла из кабинета, оставив Льва одного, расстроенного и обескураженного.
Когда возвращались домой, завезли сначала Веронику н�� Чкалова, потом Лев повез Марину и Вадима. Перед уходом Вероника дала Марине таблетку и велела принять ее перед сном. Когда девушка скрылась в подъезде, Марина неожиданно для себя расплакалась:
«Лев, прости меня. Я вела себя ужасно. Ради бога, не обижайся», - говорила она сквозь слезы.

Вадим обнял мать за плечи, а Лев ответил:
«Марина, я так уважаю тебя, что ни о каких обидах и речи быть не может. Еще не известно, как бы я себя вел в подобной ситуации. Что бы ни случилось, вы всегда можете на меня рассчитывать».
Его слова успокоили Марину немного. Придя домой, она выпила Вероникину таблетку, приняла душ и отправилась спать. Но сон почему-то не шел. Страшное волнение и беспокойство охватило ее. Потом начался озноб, и ей пришлось позвать Вадима.
«Мне что-то нехорошо. Нервозность какая-то, дрожь во всем теле. Может, я простыла в добавок ок всему?»

«Подожди, я Веронике позвоню», - сказал Вадим и выбежал из спальни.
Разговаривал он недолго. Быстро разъяснив ей симптомы Марининого недомогания, он получил совет:
«Не беспокойся. Это всего навсего переутомление. Ее нервная система ослаблена, а она практически целый день провела в обществе. Это большая нагрузка. Хорошо, что я ей таблетку дала, а то было бы еще хуже». Вероника помолчала, а потом добавила:
«Дай ей снотворное. На кухне в шкафчике я оставила. И сам выпей, успокойся и поспи хорошо. Завтра утром все будет в порядке».
Вадим принес Марине снотворное, приняв которое, она почти сразу же уснула. Вадим успокоился, тоже принял, как советовала Вероника, и отправился спать, моментально провалившись в глубокий сон.

* * *

Марина спала беспокойно. Когда она сомкнула веки, часы отсвечивали 11.55 Неожиданно проснувшись ночью, она увидела, что уже три часа. Вдруг она ощутила холод, совершенно неестественный для ее теплой спальни. Приподняв голову, она увидела, что у нее открыто окно. Почему, как? Вадим этого сделать безусловно не мог. Она включила торшер и тут увидела у себя на пальце кольцо, то самое обручальное кольцо Сергея, которое исчезло куда-то таинственным образом.
И тут ее осенила догадка, на ум пришла безумная мысль, которую здоровый человек моментально отогнал бы от себя. Но не Марина.
«Это же Сергей! Как я раньше не догадалась? Это он пришел за мной!»
Она встала и направилась к окну. Он стоял посреди двора и протягивал к ней руки. Он манил ее, как маленького ребенка, звал к себе, и она решилась.
Взобравшись на подоконник, бедная, обезумевшая и уставшая от страха женщина распростерла руки и бросилась вниз.

 

Продолжение следует

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Предыдущие главы этой повести:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com - 31 Октября 2009

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

halloween
Жизнь в семье и праздники
Елена Ведекинд
Близится Хэллуин
Часть 1
...редкие городки радуют правильностью распорядка...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609