logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Романтика и мир женшины
22 Августа 2009, Суббота
Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Тихий омут

Глава 6. Очердной подлог и богатая наследница
Предыдущий рассказ этой серии:

AlisaАнтон вернулся домой сам не свой. Он присутствовал при скандале родителей, которые даже и не подумали оградить сына от страшной правды и выложили ему все, как было. Началось все со злосчастного письма. Когда они его прочитали, им стало не по себе.
«Может быть не показывать ей этого письма, да и дело с концом?» – предложил вдруг Михаил.

Он знал о том, что Нина его дочь, а не Антонио вот уже почти десять лет. Он хранил эту тайну от своей семьи, уже не было никакого смысла мутить грязную воду в тихом, с виду чистом омуте.
«Пошло оно все к черту. Все равно жизнь не удалась, какого черта сейчас ее ломать, ради чего? Ради этой шлюхи, Ольги Кудрявцевой? Нет, мне свое спокойствие сейчас дороже, чем борьба за сомнительное блаженство с ней», – размышлял Михаил.
Он поставил точку на Ольге после грубой разборки с ней. Но ему очень тяжело было видеть Нину, он по-отечески любил ее и раньше, когда еще не знал, что она его дочь, а сейчас у него сердце кровью обливалось при виде ее. Но с этим он научился мириться. Он горд был за сына. Тот вырос красивым, порядочным мужчиной, не нарушил традиции семьи, стал врачом. Огорчила его в свое время только женитьба на Ниночке, так как он теперь знал, что они брат и сестра, в их жилах течет его, Михаила Ашхабадова кровь.
Но вот теперь это письмо, которое совершенно несправедливо дает в руки шанс Ольге Кудрявцевой, именно ей, а не Нине, так как Нина не сможет воспользоваться всем этим в силу своей инфантильности и неприспособленности к жизни. Все попадет в руки этой авантюристки, которая конечно же впервую очередь облагодетельствует себя. Михаил не желал этого допускать.
Но Валерия рассуждала по-другому. Ей стало обидно за Антона. Он тоже сын Антонио и имеет право на наследство, только вот об этом никто кроме ее и Ольги не знает. Ей не хотелось поднимать эту бучу сейчас, почти через тридцать лет, и она лихорадочно искала путь, как убедить Михаила в том, что пусть Ольга с Ниной получат свое наследство. Потом-то она убедит подругу, что та должна и Антону помочь. Она сказала мужу:
«Не будь злобствующим завистником. Нина законная наследница, дай ей шанс».
Но Михаил уже решил отомстить Ольге за все. Его обуяла жгучая ненависть к ней и, не думая о Нине, он вдруг высказал Лере следующее:
«Ах, какая ты сердобольная, с чего это вдруг? Да неужели ты не видишь и не догадываешься, чья это дочь, Нина Кудрявцева? Ты что совсем слепая или только прикидываешься? Это же Ашхабадовская порода, моя дочь. Я же спал с твоей подругой с ее великого соизволения, а когда она забеременела от меня, то помчалась к своему разлюбезному Антонио, чтобы навесить ему лапши на уши и жить потом припеваючи всю жизнь».
Лера оторопела. Антон был в соседней комнате и, естественно, слышал этот разговор.
«Ты врешь! Ты не смеешь мне врать! Я знаю, что ты никогда не любил меня, но не до такой же степени!» – взорвалась Лера.

«Да, именно до такой! Я все разузнал, не волнуйся. На вот, взгляни! Помнишь эту брехню с семимесячным ребенком, так вот тебе доказательство, что ребенок был рожден в нормальный срок, на, смотри. Эля мне ксерокопию сделала».
Лера изучила историю рождения Ниночки и стала прикидовать:
«Ноябрь, значит забеременела она в феврале, а к Антонио она ездила в апреле, это я точно помню», – она подумала немного и спросила: - «Ну и что? Что ты хочешь этим мне доказать?»
«А то, что именно в феврале мы и встречались с ней у нее дома, и не один раз. После этого она и залетела, но стала строить хорошую мину при плохой игре, а тут и Антонио подвернулся. Ну не удача ли?»
«Какая же ты сволочь, Мишка», – у Леры по щекам текли слезы.
Она бы сдержалась, не сказала ничего насчет Антона, но какой-то злостный порыв, желание отомстить, растоптать все его иллюзии относительно сына заставили Леру где-то против ее воли вдруг злобно закричать:
«Ну тогда и ты послушай, счастливый папаша. Антон тоже не твой сын, не твой! Он-то и есть сын Антонио, Ольги и Антонио. Я забрала у нее мальчика, чтобы женить тебя на себе, понял, безголовый развратный идиот!»
Они вцепились один в другого и начали немилосердно избивать друг друга. Их рознял Антон. Он в бешенстве выбежал из комнаты и начал растаскивать в разные стороны взбесившихся отца и мать. Он ненавидел их в эту минуту до такой степени, что готов был сам избить обоих, но разум взял верх.
«Прекратите эту свару! Вы что, совсем ума лишились?! Что же вы натворили? Какого черта вы вытащили на свет всю эту грязь? Вам что, плохо жилось? Миллионов захотелось? Боже мой, и это мои родители. Какие же вы все отвратительные, я женился на собственной сестре, а вы все знали и молчали, скрывали свои гнусные грехи. Да будьте вы все прокляты, подавитесь своими миллионами, если они вам обломятся и забудьте, что у вас был сын, забудьте, слышите!»
С этими словами Антон буквально выскочил из квартиры и побежал к себе. Он ничего не смог объяснить встревоженной Алисе. Она никогда еще не видела Антона плачущим и поняла, что случилось что-то из ряда вон выходящее. Она позвонила Ашхабадовым, но трубку никто не брал. Потом Антон позвонил Ольге Вениаминовне и очень грубо поговорил с ней. Только на следующий день утром Антон рассказал Алисе обо всем.Та как-то спокойно восприняла это известие и сказала:
«Не волнуйся ты так. Все утрясется. Пусть они там как крысы в банке друг друга пожирают, ты тут ни при чем».
«Неужели ты не понимаешь, какое это потрясение для меня?! Мой отец там, в Америке, умирает и не знает о существовании сына. Оставляет огромное наследство чужому ребенку…»
«Ах, вот что тебя беспокоит. Ну так бы и сказал. Успокойся и не дергайся. Это не так просто, получить все это».
Но Антон плохо слушал Алису. Он думал, что она пытается успокоить его, а это ему было не нужно. Он хотел мстить, мстить всем, кто так жестоко исковеркал его жизнь. И хоть была она вполне нормальной и безоблачной до сегодняшнего дня, он все равно чувствовал, что проживал чью-то чужую жизнь, как подставное лицо, запасной артист, заменивший на сцене внезапно заболевшего кумира.

Ольга вернулась домой совершенно разбитая, расстроенная и оскорбленная. Ее била дрожь.
«Я не знаю, когда, где и как я получил вирус СПИДа…» – крутилось у нее в голове. Ее обуял страх. Она достала медицинскую энциклопедию и прочитала про СПИД.
«Нет, не может быть. Я виделась с ним в последний раз в 1977 году, о СПИДе тогда еще и слыхом не слыхивали. К тому же, мы предохранялись. Нет, со мной все в порядке. Так или иначе, за этот период все бы уже проявилось».
Она немного успокоилась. Потом стала размышлять, как ей поступить. Ей было совершенно все равно, что многолетние тайны стали явью и на поверхность всплыла совсем неприглядная правда грубых ошибок молодости. Жить с этой правдой внутри себя становилось все равно невыносимо.
«Даже если придется все объяснить Ниночке, думаю она поймет меня. Я уж постараюсь травмировать ее как можно меньше. Только бы Ашхабадовы не вмешались. Но если Нина откажется с ними разговаривать, как они смогут объясниться с ней? Может, разыскать ее и сказать, чтобы она сразу же ехала в Москву, и я туда подъеду с копией завещания, там мы и решим, что делать. В Москве ведь и визу придется оформлять».
И тут ей на ум пришла мысль о загранпаспорте. У Ольги он был, а у Нины не было.
«Нужно ей его немедленно сделать. Обычно это занимает две-три недели, а то и больше. Нужно это как-то ускорить».
Ольга стала думать, как ей поступить, и тут же вспомнила про Алису. Круг замкнулся. Выхода не было. Если прибегать к помощи Алисы, то нужно пойти на поводу у Ашхабадовых.
«Но ведь эта расписка, которую они требуют, ничего не будет значить. Ну дам я им эту расписку, все равно она никаой юридической силы иметь не будет, даже заверенная нотариусом. Зато потом я смогу попросить Алису ускорить изготовление загранпаспорта для Нины. Я тоже уеду отсюда, давно пора с ними со всеми расквитаться, и дружба эта мне уже претит».
Ольга решила хорошо обдумать свое решение и позвонила Ашхабадовым только на следующий день. Трубку взяла Лера.
«Здравствуй, Валерия. Я обдумала твое предложение и считаю, что ты совершенно права. Несправедливо оставлять Антона без части наследства. Я дам тебе расписку, тем более, что другого выхода у меня все равно нет. В замен на мое согласие я хочу обратиться к Алисе с просьбой сделать Нине загранпаспорт, времени у нас очень мало, лучше полететь туда, пока он жив. Поговоришь с Алисой?»
«Ради пятнадцати миллионов долларов я и с чертом поговорю. Будет тебе загранпаспорт».
Алиса перезвонила Ольге в тот же день.
«Ольга Вениаминовна, мне нужен Нинин паспорт и ее фотография», - сказала она.
«Алиса, паспорт у Нины с собой, она в отъезде сейчас, а фотографии есть».
«Хорошо, это уже полдела, но паспорт ее понадобится при получении загранпаспорта, к тому же, получить его она сможет только сама. Когда она возвращается?»
«Где-то в конце недели, дней через пять».

«Ну это нормально. Как раз за это время я постараюсь все оформить. Вам надо анкету заполнить. Давайте я к вам зайду с анкетой, вы заполните ее, и я заберу фотографии».
На том и порешили. В тот же вечер Алиса пришла к Ольге домой, и они вместе заполнили анкету. Алиса сказала:
«Не переживайте вы очень. Ашхабадовы уже пришли в себя, по-моему даже помирились. И на вас уже не сердятся. Мне, честно говоря, эта затея с деньгами не нравится, но это не мое дело. Жалко только Антона. Он, конечно, в полном шоке. Они ждут вас завтра. До свидания».
И Алиса ушла. Она тут же скомкала и выбросила Нинины фотографии, для изготовления загранпаспорта на имя Кудрявцевой Нины они ей все равно не понадобятся.
«Так, бог с ними, с Ашхабадовыми. Самое главное я сделала, паспорт на мази. Нине позвоню потом, когда все будет закончено с этой дурацкой распиской»,– решила про себя Ольга.
На следующий день утром, 22 марта, она позвонила Ашхабадовым и сообщила им, что придет к ним к вечеру.
Уже смеркалось, когда Ольга шла по пустынной улочке в сторону Ашхабадовского дома. На душе у нее было неспокойно. Вокруг ни души, погода была промозглая, завывал ветер, и она пожалела, что не пошла днем.
«Возвращаться будет еще противнее, надо будет вызвать такси», – подумала Ольга и резко остановилась.
Прямо перед ней разверзся открытый канализационный люк, из которого несло гнилой тиной и могильным холодом.
«Тихо, не дергайся», – услышала она за спиной незнакомый голос.
Ее обуял страх, но он продолжался не больше секунды. Резкая вспышка молнии резанула ей глаза, и острая невыносимая боль пронизала ее всю от висков до кончиков пальцев. Последним ощущением ее жизни был резкий толчок в спину, и она смутно поняла, что проваливается в темную вонючую бездну колодца.
Она уже не слышала, как захлопнулась массивная железная крышка у нее над головой, она просто осталась лежать, погребенная в этой яме, умирая и холодея.

* * *

Антонио Фернандес умирал в рассвете лет. Красивый, знаменитый, пятидесяти с небольшим лет, он не смог побороть одолевшую его болезнь, роковую и коварную, неизвестно, откуда взявшуюся.
В его жизни были всего только две настоящих любви, хотя поэты и утверждают, что должна быть одна. Но он любил дважды.
Первое настоящее чувство к юной, красивой русской девочке, с которой он познакомился в Москве, он пронес через всю жизнь. Он был виноват перед ней, очень виноват, но их судьбы не могли переплестись. Время и расстояние делают свое черное дело, и тут уж ничего не поделаешь. Память о ней согревало еще и то чувство, что у них была дочь, маленькая Лолита, как он всегда называл ее про себя, девочка, выросшая без отца, никогда не знавшая его, но она была частью его самого, его единственным ребенком на этом свете, которому он и решил оставить все свое состояние, считая, что тем самым он выполнит перед ней свой отцовский долг.

Вторая любовь, страсть и вожделение – это Диана, самая красивая манекенщица Паоло Скарамастра, известнешего дизайнера Голливуда, который наряжал таких звезд, как Элизабет Тейлор, Джулия Робертс и Шарон Стоун.
Антонио познакомился с Дианой на съемках мюзикла. У нее была там маленькая эпизодическая роль, без слов, но в этой сценке они были задействованы вместе.
Антонио всегда любовался красотой Дианы. Такой фигуры как у нее, он больше не встречал в своей жизни, и так уж получилось, что Диана тоже не осталась к нему равнодушна. Огромное количество ее поклонников сразу отступились от нее, когда в газетах стали мелькать фотографии, где они вдвоем на светских приемах, на яхте, на съемках. Жизнь звезд всегда на виду, но это нисколько не смущало влюбленную пару. Они пробыли вместе долгие годы, хотя вели разный образ жизни и старались быть независимыми друг от друга. Это им удавалось, наверное поэтому их роман благополучно продлился более десяти лет.
Диана покончила с собой два года назад, совершенно неожиданно, не оставив письма и по непонятной причине. Только сейчас Антонио задумался �� том, что, возможно, она тоже была больна и узнала об этом. Это и послужило причиной ее самоубийства. Так или иначе, Антонио был жертвой каких-то роковых обстоятельств.
Ему было очень тяжело и не хотелось расставаться с жизнью. Он считал, что еще многого не сделал, не успел, не достиг, но выбора у него не было.

Совершенно одинокий, забытый всеми друзьями и поклонниками, он находился в одном из дорогих и престижных частных госпиталей Калифорнии, куда вдруг неожиданно приехала его дочь. Стояло теплое сияющее майское утро, когда к нему в роскошную палату вошла его личная сиделка и спросила:
«Мистер Фернандес, вы готовы к радостному известию?»
«Да,Тереза. Что ты хочешь мне сообщить, я пошел на поправку, не так ли?»
«Увы, мистер Фернандес, хотя вам станет намного лучше, если вы узнаете о том, что к вам из России приехала ваша дочь Нина… Она просит свидания с вами».
«Боже мой! Ты шутишь?! Где она?» – вскричал Антонио и немедленно вскочил с постели, хотя совсем не вставал уже больше недели.
«Осторожнее, мистер Фернандес», – Тереза поддержала его и помогла пересесть в кресло-каталку. - «Давайте я приведу вас в порядок и приглашу Нину сюда».
Она помогла Антонио побриться, причесала его красивые длинные, но уже седые волосы и помогла надеть голубой велюровый халат. Брюк Антонио не надевал уже давно, а в пижаме встретить Нину отказался.
Его сердце неимоверно билось в груди, готовое выскочить наружу, хотя сестра сделала ему успокоительный укол. Она открыла дверь на веранду, выходящую в цветущий парк, и в комнате сразу запахло морем, магнолиями и лавандой.
Он сидел лицом к двери и увидел, как в комнату вошла красивая светловолосая молодая женщина, высокая и стройная.
«Я всегда считал, что она брюнетка», – промелькнуло у Антонио в голове, но он не акцентировал свое внимание на этой мысли.
У женщины были удивительно красивые ноги, и это сразу бросалось в глаза. Одета она была очень элегантно в парусиновый костюм кремового цвета и белую широкополую шляпу, которую она тут же сняла, войдя в палату. Красивые серые глаза смотрели на него с большим интересом, она приветливо и застенчиво улыбалась, стоя в дверях.
Он разглядывал девушку, буквально пожирая ее глазами. Первая и последняя встреча с ней навсегда врезалась в его память. Ей было тогда полтора года, вряд ли она могла помнить что-либо, но он все же спросил:
«Лолита, ты помнишь меня? Мы виделись в Москве, когда тебе было полтора года, вы приезжали с мамой».
«Разве? Нет, извините, не помню. Меня Ниной зовут, Ниной Кудрявцевой».
«Ах, да, конечно. Нина, я знаю. Лолита – это псевдоним, я так тебя всегда называл. Я рад встречи с тобой, жаль, что не смогу проводить с тобой время».
«Я прилетела сюда, чтобы познакомиться и поблагодарить за то, что вы оказались так добры ко мне. Я не знаю, в каких словах выразить это. К тому же для меня это все так неожиданно».
Она подошла к нему и взяла его руку в свою. Антонио заметил, как у нее на пальце блеснуло платиновое колечко, которое он когда-то подарил Ольге.
Пришла сиделка и вкатила в палату красиво сервированный столик с напитками, кофе, фруктами.
«Нина, а как мама? Она не приехала с тобой?»
«Мама умерла. Я осталась совсем одна. Но мама мне никогда ничего не рассказывала о вас. Только когда пришло ваше последнее письмо, ее друзья, Михаил и Валерия, пригласили меня к себе и рассказали все, что знали. Я не знаю, почему мама скрывала».
Антонио смотрел на дочь, и у него по впалым щекам катились слезы. Он ничего не говорил, но, казалось, известие о смерти Ольги очень расстроило его. Он не стал спрашивать, когда и почему она умерла, ему было тяжело говорить об этом, но он все же заметил:
«Ну что ж, значит, мы скоро встретимся опять…»

* * *

Морозным зимним утром к солидному коммерческому банку «Центральный» подкатил шестисотый «Мерседес», из которого вышел видный молодой мужчина и в сопровождении двух телохранителей вальяжной походкой вошел в банк.
«У нас для вас хорошие новости, Артур Эмильевич. На ваш валютный счет поступила сегодня солидная сумма», – сказал ему служащий и протянул извещение, из которого следовало, что на имя Извекова А.Э. сегодня, 15 декабря, поступил 1 миллион долларов из одного из престижных банков США.

Ни один мускул не дрогнул на лице Артура, хотя он ждал этих денег, давно ждал. Все это время он сохранял спокойствие и выдержку, он знал, что его любимая женщина не подведет. Он хладнокровно, не торгуясь и не мешкая, выполнил весной ее заказ, причем выполнил сам, не нанимая киллеров, и теперь Алиса с ним в расчете. Он по-прежнему любил ее, и он постарается сделать все, чтобы она снова стала его. Только он не знал, что найти ее ему не удастся, так как ее имя теперь Нина Фернандес, совершенно не созвучное с именем Алиса Ашхабадова.

 

Конец

К началу повести

 

Лариса Джейкман
(Англия, Hampshire)

Книги Ларисы Джейкман можно найти здесь

Лана Харрелл. Дорогие читательницы!
Если вы хотите задать вопросы автору, после публикации этой повести, то пожалуйста присылайте, Лариса Джейкман с удовольствием на них ответит.

Предыдущиe рассказы этой серии:

 

Об авторе и другие произведения Ларисы Джейкман

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal www.russianwomanjournal.com -  22 Августа 2009

Рубрика:  Романтика и мир женшины

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма, отзывы, вопросы, и пожелания по адресу
 lana@russianwomanjournal.com

North
Путешествия по Норвегии
Виктория
Северное Сияние
Часть1
...северное сияние, оно было какое-то многоэтажное, даже, разноцветное...


1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов

Russian Woman Journal is owned and operated by The Legal Firm Ltd.  Company registration number 5324609