logo
Russian Woman Journal
www.russianwomanjournal.com
Жизнь в семье и вообще о жизни с Еленой Ведекинд
1 Октября 2013, Вторник
Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

 Работа над ошибками

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

Меня уволили с работы. Уволили вместе с другими, весь отдел. Новость была неожиданная, нервная, потрясла всех. Женщины, с которыми я работала, плакали навзрыд, многие из тех, кто оставался, тоже плакали.

Произошло это так – с утра все было как обычно, включить компьютер, сходить на кухню за кофе, проверить имейл, приготовить пачку счетов, составить план, что нужно сделать за сегодняшний день. В 10 часов подошел начальник и кивком позвал на собрание. Когда я отмахнулась, успеется, главное, тут вот один счет, при том, срочный, он нетерпеливо похлопал по плечу, и это было признаком, что случилось что-то неотложное.

Я нехотя поднялась и поплелась за остальными в отдельный кабинет, где уже нас всех ждали вице-президент нашего департмента, наш менеджер и женщина из отдела кадров. Перед ней лежали пять красных папок, и у всех начальников был серьезный, бледный вид. Я оглянулась – нас, постоянных работников отдела, все женщины, тоже было пять. Сразу повисла нехорошая пауза, и после чего, не став тянуть резину, вице-президент, мелкий чиновничьего вида мужчинка, объявил, что нашу работу переводят в Индию.
Первая заплакала пожилая Норма, которая отработала в компании 18 лет, за ней стали всхлиповать другие. «Вам дается три недели, в течение которых вы можете не выходить на работу, но вы будете получать зарплату. Вам так же дадут единовременное выходное пособие, которое будет равняться определенному количеству недель, в зависимости от срока выслуги...», безликий голос вице-президента звучал как приговор.

Мой первый вопрос был, а как же мои классы в университете, которые мне оплачивала компания, на что было сказано, что, если классы одобрены менеджером, то их оплатят. Потом посыпались другие вопросы, но на все последовал официальный ответ – вся информация в красных папках, получите и распишитесь. Письмо об окончании вашего контракта находится там же, по истечении трех недель, не забудьте, пожалуйста, подписать и отправить по почте в отдел кадров. Если хотите, можете уже сейчас начинать собирать ваши личные вещи...

Новость была настолько ошеломляющая, что на всем этаже сразу же возникло волнение, захлестнувшее все остальные отделы, которых повальное увольнение не коснулось. Еще троих женщин-контрактников увольняли спустя две недели, но им пособия не полагалось, и им предстояло отсидеть свои часы до последнего. Нам, постоянным работникам, у которых были все бенефиты (отпуск, страховки, пенсионный план), было все-таки оказано какое-никакое предпочтение. Но оно не умаляло эмоциональную силу радикального решения руководства – урезать расходы там, где возможно, сэкономить на людях, перевести все функции, которые можно, туда, где можно заплатить намного меньше. Насколько меньше, было не очень ясно, нам никто ничего не объяснил, и никогда не объяснил, мало того, в других отделах никто ничего не знал. Когда я позвонила одному знакомому, он был в шоке спросил у других, знали ли они, и никто ничего не знал. Стратегия компании – не информировать людей, держать все решения в секрете, не допускать утечки информации, так проще манипулировать работниками – меньше знают, лучше спят. Вот мы и спали...

Нет, догадаться, конечно, можно было бы, но спасло ли бы это ситуацию, неизвестно. С работами в Америке стало очень тяжело, тем более с офисными и там где предоставляют бенефиты. В основном стали все нанимать через временные агенства – никаких обязательств. Работнику платят 15 долларов, с агенства берут 35 в час. Но так проще, чем быть обязанным в чем-то еще. Последствия этих бенефитов очень своеобразны – мне понадобилось две недели, чтобы разобраться, что же теперь делать с пенсионным счетом, с медицинским счетом, медицинской страховкой, и пр. Особенность в Америке такая – если тебе повезло и ты нашел работу с бенефитами, ты вроде как прикрыт социально. Стоит потерять работу – ты теряешь все. Мой пенсионный план надо будет переводить в другую инвестиционную компанию, снять же деньги я не могу, потому что меня обложат налогом в 20% и штрафом в 10%, и неважно, что это мои по сути деньги.

Так как зарплаты нет, то отсчислять я туда уже не могу, не говоря уже про отчисления компании. Медицинский счет остается за мной, но снять я могу деньги только на те расходы, которые рассматриваются как медицинские (с кучей ограничений), но отчислять я опять туда ничего не могу, так как это все делалось через компанию, и, мало того, я еще должна буду платить банку за содержание этого счета. Медицинской страховки я лишаюсь, не сразу, но ее переводят в другую страховую компанию, которая позволяет мне ее сохранить, но за мои собственные деньги – если сейчас я плачу ноль (такой я выбрала план), то потом я буду платить 280 долларов. Читая все эти бумаги, звоня по банкам и в отдел кадров, где знакомая девочка с сочувствием, но без всякого знания дел, пыталась помочь, я поняла, насколько социальная система в Америке гнилая.

Помимо страховок, я, как типичная американка, оказалось лицом к лицу с проблемой, как быть с жильем и машиной. Квартира съемная, и поблажек из-за того, что я потеряла работу, мне не будет. Мне надо же не уменьшат квартплату, а, скорее всего, повысят, как повышают каждый год. Кредит на машину не выплачен, без машины в Америке никуда – свободы передвижения тут в принципе нет, как нет развитого общественного транспорта. Долги на кредитных карточках с трудом, но выплачивались, и теперь надо срочно решать как быть с ними. Когда я позвонила в банки, мне было заявлено, что они могут закрыть счета, в связи с ухудшимся финансовым положением, но это явно отразится на моей кредитной истории, которая до последнего месяца была безупречна.

В общем, все рухнуло в одночасье, после того хлопка начальника по плечу. И классы, самое главное, классы в университете, стоивший тысячу каждый, и которые тянулись и тянулись, качество образования тут средненькое. И, хотя мне засчитали мои российское образование и классы из коммюнити колледжа, мне еще осталось шесть. Шесть тысяч это большие деньги – плати ты из своих или занимай. Государство подняло процентные ставки на студенческий заемы, сейчас они 6,5. Налоги тоже подняли – это таким образом государство решает свои финансовые проблемы. Частным же лицам остается просто выживать...

Причина в основном одна – своих не продвигают, только если не приближен к начальнику, предпочитают брать со стороны. Инициативы не то что не нужна, а просто бессмысленна – как все то, что делается. Ибо есть высшее руководство, вот оно и решает, что надо делать. Сколько раз было указано, что твое место за печкой, и радуйся своему пейчеку раз в две недели, которого едва хватает на скромное существование. В кабинетах сидят белые американцы (компания международная), женщины и негры, а также иммигранты – за перегородками. Фабрика. Есть такое понятие дешевых, с плохими условиями, мастерских, где бедные работники из третьих стран что-нибудь производят – sweat shops. Принцип организации местных корпораций тот же самый. Разделяй и властвуй. Спасибо тебе, Америка, за счастье поработать на дядю Сэма. Акции растут.

Вот в этом все и дело – все, что заботит начальство, это стоимость акций компании. На главной странице корпоративного веб-сайта ежедневная сводка, на сколько изменялась цена акции. Как-то Кэрол пришла с ланча и с возмущением рассказала, как какая-то тетка в деловом костюме на первом этаже захлебывалась восторгом: «Мы делаем деньги! Мы делаем деньги! Мы спим, а акции растут.» Она явно была не инженером, который проводил телекоммуникации (специализации компании), ни менеджером по продажам, ни клерком. Это из тех примазавшихся, так называемых инвесторов, которые как паразиты надеются на прибыли, вложив и ничего не сделав. Но ради них начальство и старается...

Все чаще я стала слышать грустные истории от своих друзей. Все чаще кто-то бедствует, разводится, теряет работу или дома. Стали реже встречаться, стали реже радоваться жизни, ездить на пикники и фестивали. Новенькие русские дамы, которые только приехали и выйдя замуж за своих американских редненков утешают себя, что у них-то все по настоящей любви, и их будут содержать до конца дней. Потом все чаще начинают вспоминать Родину, как там было хорошо, но большинство боится возвращаться, потому что элементарно некуда. Детей рожают немногие, либо совсем молодые, либо от большой любви. Декретный отпуск здесь три месяца, и не дай Бог, потерять мужа – окажешься в полной нищете. Страх рулит страной, и иммигрантское неустройство смешивается с американскими судьбами, и уже не различишь, у кого хорошо, а у кого не очень, все под давлением обстоятельств. Живут по инерции, по инерции же работают, по инерции же устраивают быт. Но радости от переезда или больших и амбициозных планов ни у кого нет. Иллюзии пропали...

Иллюзии, что в далекой стране нас будет ждать заботливый, понимающий муж и уютный, надежный дом – ушли. Муж оказался американцем, незнакомый как инопланетянен, совершенно не вникающий в особенности русской души и менталитета, озабоченный собственным выживанием, а дом это какое-то невнятное строение, заложенным банку и требующее постоянного ремонта и вложений.

Депрессивные нотки звучат то у одной, то у другой, и уже улыбаешься изо всех сил – ничего, девочки, прорвемся. «Нас наказал Бог», сказала одна дама. «За что?» удивилась я. «За то, что мы вышли за своих мужей не по любви.» А разве в Америку мы переехали по любви? Мы бежали – от нищеты ли, от неустроенности ли женской, но бежали. Куда? В незнакомую страну, которую не знали, и никогда не любили. Вот и получили. Корпоративные игры, в которые русские женщины не научены играть, особенно те, кто старше 40. Выживание в условиях, где нет родственников, друзей и привычной среды особенно жестко. Даже найдя работу, даже обретя новых подруг, даже найдя нового мужчину, или примирившись с тем, кто уже есть – все равно русские женщины не могут найти себе места на новой земле. Занятые повседневными делами, решающие постоянные проблемы, они удивляются одному и тому же вопросу – Что я здесь делаю? За что меня Бог так?

И потеряв работу, я не теряю голову, ибо я давно уже где-то потеряла. За годы иммиграции все смешалось – юность, надежды на счастливую семейную жизнь, новая карьера, новые друзья и отношения – проходит жизнь заново, в другом измерении, в другой ипостаси.

Я ничего не обрела – у меня уже все это было. И трудности, и компании, и смена жилья. Я вставала на ноги, находила новую работу, новых мужчин, новых друзей, переезжала, зарабатывала опять. Мне давным-давно уже стало понятно, что жизнь не сводится к простой перемене мест слагаемых, есть еще и величина.

Величина дружбы и поддержки, когда звонит знакомый и предлагает себя в качестве рекомендации, или подруга, которая признается, что она может спокойно излить душу обо всем, что ее волнует. Величина близкого плеча, когда тебе говорят – не тушуйся, прорвемся, ты не одна. Величина человека, а не начальника – он провожает тебя до машины и не отпускает, потому что он тоже там никто, и ему страшно. Величина собственного решения – черт с этими классами, и без них находила работу, зачем мне влезать в долги. Величина семьи – которая поддержит несмотря ни на что. Необязательно совершать подвиги, чтобы показать себя с лучшей стороны. Можно просто высказать вслух, что ты на самом деле думаешь, чтобы кто-то оценил твой поступок. Даже этого иногда достаточно...

А так все хорошо, прекрасная маркиза... Мы живем в прекрасной и удивительной стране Америка. Тут есть масса всего, а еще больше того, чего мы не знаем в силу нашей ограниченности. И дай нам Бог полюбить эту страну так, как мы любили когда-то Россию, за все наши трудности и страдания, рабочие и личные, чтобы назвать ее второй родиной.

 

Елена Ведекинд
Сентябрь, 2013

 

Елена Ведекинд
(США, Мэриленд)

Предыдущая статья Елены Ведекинд:

 

Об авторе и другие произведения Елены Ведекинд

 

 

Отзывы и комментарии направляйте на адрес редакции

Опубликовано в женском журнале Russian Woman Journal  www.russianwomanjournal.com - 1 Октября 2013

Рубрика: Жизнь в семье

 

Все рассказы о путешествиях по странам

Все статьи о женской психологии и психологии отношений  

 

Уважаемые Гости Журнала!

Присылайте свои письма,  отзывы, вопросы, и пожелания по адресу  lana@russianwomanjournal.com




1000 нужных ссылок | Site map | Legal Disclaimer | Для авторов